starcom68 (starcom68) wrote,
starcom68
starcom68

ЧВК Вагнера в Сирии

Как все интересно оказалось...
****

Кадровая документация неформальной воинской части «группа Вагнера» оказалась в распоряжении редакции «Фонтанки». Наша история – о том, кто и за что гибнет в Сирийской Республике, не попадая в официальную статистику Минобороны, и о том, почему слова генералов – лукавство. А еще о том, как изменилась приватная война после того, как Сирия подписала документ с российским ООО «Евро Полис».

ЧВК Вагнера – неформальная военная организация, принимавшая участие в боевых действиях на Донбассе (на стороне Новороссии) и в Сирии (на стороне правительства Асада). О деятельности этой ЧВК «Фонтанка» впервые рассказала осенью 2015 года. Служащие ЧВК Вагнера не имеют отношения ни к одной официальной силовой структуре Российской Федерации, однако за свою боевую работу получали боевые ордена и медали.

Кого презирает Минобороны

Официально признаётся, что за время операции в Сирии погибли 39 российских военнослужащих. Убитых и раненых бойцов группы Вагнера Министерство обороны в свою статистику вносить не должно, рассматривая эти потери как «миф о неких погибших "контрактниках" из "таинственной" организации». Публикацию Reuters, согласно которой в 2016 году Россия потеряла в Сирии 36 человек, а за семь месяцев 2017-го приблизительно 40, официальный представитель Минобороны генерал-майор Игорь Конашенков посчитал «глумлением», достойным презрения: «Снова в качестве источников какие-то слухи, данные соцсетей и выдуманные разговоры с якобы "запуганными" анонимными "родственниками и знакомыми"» (цитата по РИА «Новости»).

Если «данных соцсетей и разговоров» недостаточно, надо предоставить документы и фотографии. Содержание документов, имеющихся в распоряжении редакции, подтверждает предположения, что с конца 2015 года частный батальон действует в Сирии в интересах структур бизнесмена Евгения Пригожина, причем подготовку его бойцы ведут на территории воинской части Минобороны в Краснодарском крае.

Неучтенные потери Пальмиры

Боевые действия Вагнера в Сирии можно условно разделить на две кампании.

Первая началась в сентябре 2015 года, когда роты прибыли в Сирию. До начала 2016 года масштабных действий подразделения не вели. Серьёзные бои и потери начались в феврале – марте, в ходе операции по освобождению Пальмиры. В апреле – мае 2016 года, по нашим данным, основные строевые подразделения группы, сдав тяжелое вооружение и технику, были выведены из Сирии в Россию.

Согласно спискам, которые, как мы полагаем, были составлены администрацией группы Вагнера, в ходе этой кампании погибли примерно 32 бойца-частника. Тяжелые ранения, требующие длительного стационарного лечения в госпиталях, получили около 80 бойцов. Приблизительность в наших подсчетах объясняется тем, что не во всех случаях удалось установить судьбу раненых, находившихся в критическом состоянии.

Вторая кампания стартовала в начале 2017 года. Документы, имеющиеся в распоряжении «Фонтанки», датируются июнем 2017-го. Основное направление деятельности – Пальмира и прилегающие нефтяные поля. Столь точными свидетельствами, как по периоду 2015 – 2016 годов, «Фонтанка» не располагает. На основе анализа имеющихся документов и слов очевидцев можно говорить о потерях в пределах от 40 до 60 убитых и вдвое-втрое большем числе раненых. Мы также смогли документально подтвердить принадлежность к группе Вагнера нескольких бойцов, о смерти которых в Сирии в 2017 году сообщали «Фонтанка», РБК и Conflict Intelligence Team.

В перерывах между двумя операциями в Сирии находились подразделения обеспечения, а также группы специалистов, которые участвовали в локальных стычках. В этот период упоминаются горная Латакия, нефтяные поля Шаер и Алеппо.


Попавшие в наши руки документы – собственноручно заполненные анкеты-заявления, копии паспортов из «личных дел», фотографии кандидатов, сделанные в «службе безопасности», – позволяют нам уверенно говорить о принадлежности бойцов к той структуре, которая известна как «ЧВК Вагнера» и которая в документах именуется «Группой Вагнера», «Батальонно-тактической группой «Вагнер» или просто «компанией».

Факт смерти бойца установить сложнее, но в большинстве случаев нам это удалось. Комментарии официальных лиц, сообщения в средствах массовой информации, особенно в тех СМИ, которые никак нельзя отнести к оппозиционно настроенным, фотографии захоронений, сообщения скорбящих родственников в социальных сетях и соболезнования от друзей, по нашему мнению, являются достаточными подтверждениями.

Самый сложный вопрос – подтвердить место гибели. «Фонтанка» считает, что как минимум в десяти – пятнадцати случаях смогла убедительно доказать и это.

Например, в марте 2016 года на интернет-ресурсах Исламского государства (запрещенного в России) появились фотографии, которые, как утверждалось, были взяты у убитых русских, воевавших на стороне Асада. Среди них – несколько фото светловолосого парня с запоминающимся лицом в сирийских пейзажах. На видеокадрах – изуродованное тело того же человека.


«Фонтанка» установила имя погибшего. Это Иван Владимирович Сумкин, 1987 года рождения. Позывной «Варяг», разведрота Вагнера. Он из села в Оренбургской области. Срочную службу прошел в мотострелковых войсках, затем работал электросварщиком. Весной 2015 года пришел к Вагнеру. 16 марта 2016 года погиб. Где находится могила Ивана Сумкина, да и был ли он вообще похоронен, неизвестно – по данным "Фонтанки", его тело не было вынесено с поля боя. У Ивана остались жена и двухлетний сын.
Видеосюжет о награждении орденом Мужества Александра Карченкова появился на «9 канале» Старого Оскола 3 ноября 2016 года. Сообщалось, что 7 сентября президент России Владимир Путин подписал указ о посмертном награждении старооскольца Карченкова, погибшего при освобождении Пальмиры весной 2016 года. Орден вдове и матери Карченкова вручил глава округа.
Людмила Карченкова рассказала, что её супруг отправился в Сирию на службу по контракту в январе 2016 года, а в марте сообщили, что он погиб «при выполнении задания».

Александра Карченкова нет в опубликованных Министерством обороны официальных списках погибших, на которые прессе предлагает ориентироваться генерал Конашенков. И уж конечно 45-летний безработный, старшина запаса, не мог оказаться засекреченным офицером Сил специальных операций.

Как следует из документов компании Вагнера, Карченков устроился туда на работу в декабре 2015 года, находился в составе роты материального обеспечения и погиб 13 марта 2016 года. Действительно под Пальмирой. В доказательство – фотография Карченкова, сделанная при записи на службу на базе Вагнера в Молькино, собственноручно заполненная анкета, договор и подписка о неразглашении информации.

Подобных историй более сорока только с известными фамилиями. Сирийский мартиролог «Фонтанки» – это документы, фотографии, награды «вагнеровцев». Каждый при поступлении на «работу» заполнил анкету, каждого сфотографировали и проверили на полиграфе. Эти документы впервые оказались доступны читателям. Мы публикуем истории мужчин, которые ушли воевать за 240 тысяч рублей в месяц и нашли свою смерть в сирийской пустыне. Кто-то причиной поступления указал «патриотизм» или «изменение геополитического положения России». Большинство сослалось на кредиты и желание улучшить материальное положение.

Двое граждан России, не вернувшихся из Сирии, в этот список не вошли. Бойцы с позывными «Алтай» и «Бертолет» (их полные данные известны редакции) считаются пропавшими без вести. Они исчезли в тот же день, когда погиб Иван Сумкин, чье тело осталось на поле боя.

Шансы на то, что «Алтай» и «Бертолет» живы и находятся в плену, минимальны, но такая возможность есть, и «Фонтанка» воздерживается от публикации их фамилий и фотографий.

О том, что кадровое формирование и подготовку подразделения группы Вагнера проходят на территории военной базы в поселке Молькино Краснодарского края, там же, где дислоцируется 10-я отдельная бригада спецназа ГРУ Минобороны, писали «Фонтанка», РБК, Wall Street Journal и Zeit. В социальных сетях десятки, если не сотни свидетельств того, что для устройства в «ЧВК» надо ехать в Молькино и держать путь прямо на КПП с вопросом о Вагнере. Но для Минобороны это не аргумент, ибо расценивается как слухи и наветы.

Изучив фотографии службы безопасности Вагнера, сделанные во время проверки принимаемых на «работу» кандидатов, «Фонтанка» полагает, что эти фото убедительно доказывают: вооруженная структура, не предусмотренная ни одним законом России, расположилась именно на территории полигона Молькино. В расследовании «Фонтанки» можно посмотреть, как обращаются с провинившимися «вагнеровцами» и даже увидеть главу таинственной «службы безопасности компании».
Командиры «таинственной организации» не скрывают лиц. В декабре 2016 года командир группы Дмитрий Уткин и его заместитель Андрей Трошев появились на кадрах протокольной съемки церемонии Дня героев Отечества в Кремле. В январе 2017-го в Сети нашлась фотография, видимо, с того же приема, где Уткин и Трошев, а также ещё двое мужчин с высокими наградами запечатлены вместе с президентом России Владимиром Путиным.

«Фонтанка» узнала, кто эти таинственные кавалеры рядом с президентом. Их зовут Бродяга и Ратибор, в миру – Андрей Богатов и Александр Кузнецов. Один из них только перед украинскими событиями освободился из колонии, в которой отбывал срок за похищение человека и грабеж. Другой не имел нарушений страшнее неправильной парковки.

Кто удостоился приёма в Кремле и почему они – «ЧВК Вагнера», «Фонтанка» показывает на примере документов.

Кремлевский приём декабря 2016 года – высшая точка взлета Вагнера. Потом что-то пошло не так. Боевые действия в Сирии в 2016 и в 2017 годах, как рассказали «Фонтанке» ветераны обеих кампаний, отличаются кардинально.

В 2015 – 2016 годах, по словам участников событий, подготовка в Молькино занимала до двух месяцев, боеприпасы на учёбу выделялись в неограниченном количестве, включая дорогостоящие выстрелы к противотанковым ракетным комплексам. В Сирии на вооружение группы поступали танки Т-72, системы залпового огня БМ-21 «Град», 122-мм гаубицы Д-30. Штаты образца весны 2016 года предусматривали 2349 человек личного состава, включая четыре разведывательно-штурмовые роты, управление группы, танковую роту, сводную артиллерийскую группу, разведку и подразделения обеспечения. В сирийской командировке одновременно находилось 1,5 – 2 тысячи бойцов. Боевые зарплаты и премии выплачивались вовремя, на ордена не скупились.


В конце той весны 2016 года наступило и первое непонимание. О том, что к званию Героя России по первоначальной договорённости были представлены пятеро командиров группы Вагнера, «Фонтанке» сообщали несколько осведомлённых собеседников. Через фильтр наградного отдела прошли двое.

Перед выводом из Сирии в апреле – мае 2016 года тяжелое вооружение и военная техника были сданы. Большая часть личного состава отправлена в резерв – сидеть дома и ждать вызова в командировку. Когда в конце 2016 года стали собирать команду для новой экспедиции на нефтяные поля, оказалось, что всё изменилось.

Сейчас на базе Вагнера в Молькино якобы практически не осталось вооружения, исключение – несколько автоматов, в основном у охраны.

Обучение сводится к контрольным стрельбам, расчеты тяжелого пехотного оружия (крупнокалиберных пулеметов, автоматических станковых гранатометов, станковых противотанковых гранатометов) практических стрельб из «штатного» вооружения не проводят.

По прибытии в Сирию в начале 2017 года, по рассказам вернувшихся, на автомат выдавалось по 20 патронов для пристрелки оружия и по четыре магазина и 120 патронов в качестве боекомплекта. Вооружение состояло из автоматов АК-47 северокорейского производства, полученных от сирийской стороны и нескольких пулеметов Калашникова ПК и РПК. Второй роте достались ротные пулеметы образца 1946 года РП-46. В Советской армии это оружие в войсках было заменено на ПК и РПК ещё в 60-х годах прошлого века.
Спустя пару недель на вооружение поступило несколько снайперских винтовок СВД и один или два АГС-17, что принципиально проблему не решало.

Вместо танков Т-72, сданных весной 2016 года, были получены четыре или пять Т-62. Вместо гаубиц Д-30 – около дюжины гаубиц М-30 образца 1938 года, давно снятых с вооружения в Советской армии.

Точными данными о потерях в боях января – мая 2017 года «Фонтанка» не располагает. Исходя из отрывочных и не подтверждённых документально рассказов, можно говорить о 40 – 60 погибших и трехкратном числе раненых. Поименно известны семь бойцов Вагнера, погибших в 2017 году, и все они, видимо, не вернулись из Сирии, так как деятельность группы в Донбассе свернута.

Количество потерь, превышающее потери 2016 года в разы, по мнению участников событий, объясняется не только нехваткой вооружения и военной техники, но и заметно снизившимся качеством личного состава.

В 2017 году изменилась зарплатная политика компании Вагнера. Теперь 240 тысяч в месяц получает только боец разведывательно-штурмовой роты, задействованный в боевых операциях. Охрана завода Хаят, артиллеристы, операторы беспилотных летательных аппаратов, подразделения обеспечения получают около 160 тысяч рублей в месяц. В отличие от прошлых лет случаются задержки.

Снижение качества пытаются компенсировать количеством. Развернуты дополнительно две разведывательно-штурмовые роты. Таким образом, количество рот доведено до шести, а личного состава пехоты в группе – примерно до 2 тысяч человек. Сегодня в Сирии работают четыре роты, две роты временно отправлены в резерв.

«Весна» в Сирии

Дополнительный источник вербовки для Вагнера – население Донбасса. До 2017 года граждане Украины (или самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республик) к Вагнеру не принимались. Исключением была группа «Карпаты», сформированная преимущественно из этнических украинцев. Состав этой группы планировалось использовать для диверсий и глубокой разведки в тылу украинских войск, но, как говорят, в связи со слабой подготовкой персонала эти планы провалились.

В 2017 году группа была развернута в подразделение «Весна» (по позывному командира), его численность доведена до 100 – 150 человек. Кроме украинцев в группу вошли жители казачьих регионов России и пятнадцать-двадцать уроженцев Чечни.

Нефть, газ, «Евро Полис»

На август 2017 года, по данным «Фонтанки», работа подразделений Вагнера в Сирии заключается в охране и обороне нефтеносных районов с основным объектом – заводом Хаян. По возможности – продвижение и захват территории.



Основная база расположена на танкодроме примерно в 80 километрах от Хомса и в 40 километрах от завода Хаян. Кроме Вагнера на «Танкодроме» базируются отряды Хезболлы, иранских Стражей исламской революции и тому подобные подразделения, включая витринных сирийских «Охотников за ИГИЛ», героев пафосных pr-видео. Им обещают по 500 американских долларов за двадцать дней боевой операции, но сирийцы, судя по рассказам вагнеровцев, воевать на таких условиях не согласны и нередко, получив военную подготовку, уходят в вооруженную оппозицию или в тот самый запрещённый в России ИГИЛ, за которым были должны охотиться.

«Фонтанка» уже рассказывала о договорённостях, достигнутых между правительственными организациями Сирии и российским ООО «Евро Полис», за которым стоят люди из структур миллиардера Евгения Пригожина. ООО «Евро Полис» обязалось освобождать и защищать нефтяные поля и заводы за возмещение расходов на боевые действия плюс четвертая часть от добытых нефти и газа. То есть делать именно то, чем сегодня занята группа Вагнера (о вероятных связях которой с Евгением Пригожиным мы рассказывали во времена «первой Пальмиры»). Говорят, сейчас синие куртки с белой надписью «Евро Полис» выдаются всем служащим Вагнера, убывающим в сирийскую командировку.

Судя по нашей информации, с 2017 года финансирование кампании Вагнера, её снабжение вооружением, техникой и боеприпасами осуществляется за счет сирийской стороны и сопровождается постоянными задержками платежей и спорами об их размере.

Почему поссорились Сергей Кужугетович с Евгением Викторовичем

В 2016 году таких проблем группа Вагнера явно не испытывала. Сейчас стало плохо не только со снабжением: как рассказали «Фонтанке» очевидцы, взаимодействие с армейской авиацией и артиллерией (которое в 2016 году якобы было обычным делом) сведено почти до нуля, вертолеты российской группировки не принимают участия в эвакуации раненых батальона Вагнера, что значительно усложняет их доставку в медицинские учреждения. Военная транспортная авиация якобы больше не перевозит раненых вагнеровцев, и их приходится вывозить чуть ли не в грузовых отсеках чартерных рейсов сирийской авиакомпании, летающей в Ростов.

Причины наступившего охлаждения, по мнению источников «Фонтанки», могут быть разные.

Возможно, конфликт вызван слабой конспирацией в деятельности квазивоенной организации. Если армейцы были готовы терпеть непонятную частную структуру на своей территории, снабжать её оружием, техникой и поддерживать огнём до тех пор, пока это оставалось секретом, то со времени появления в Сети многочисленных сведений о Вагнере и его команде обстановка изменилась. Вряд ли военному командованию хочется нести ответственность за действия отряда, не связанного никакими формальными законами и действующего за границами права. Нельзя не отметить совпадение: время срочного вывода Вагнера из Сирии с фактическим разоружением и приостановкой комплектования и время публикации «Фонтанки» о Дмитрии Уткине и его команде.

По одной из версий, повод был и вовсе несерьезный для государственных людей: спор о количестве и достоинстве наград. У «Фонтанки» есть основания полагать, что причина охлаждения намного значительнее.

Расследования «Фонтанки», РБК, «Новой газеты», других СМИ, Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального убедительно показали почти монопольное положение Евгения Пригожина в государственных закупках Министерства обороны и подведомственных военным структур. Связанные с Пригожиным юридические лица получают львиную долю заказов на строительство и текущий ремонт военных городков, клининг, занимают практически весь рынок военного питания.

Судя по открытой информации на сайте Главной военной прокуратуры, по многочисленным искам и производствам по делам об административных правонарушениях в арбитражных судах и в судах общей юрисдикции, к компаниям, связанным с именем Евгения Пригожина и холдингом «Конкорд», с 2016 года нарастает вал претензий. Компании и должностные лица привлекаются к административной ответственности за нарушение лицензионных требований и за несоблюдение норм трудового права, армейские контрольные органы после проверок военных столовых выявляют и документируют тараканов, продукты со следами плесени и гниения, после чего прибегают к штрафным санкциям. Военные прокуроры фиксируют производство строительных работ без соответствующих документов, разрешений, проектов и реагируют – в пределах полномочий.

В то же время сложилась ситуация, когда та же система военного питания, например, полностью замкнута на структуры «Конкорда» и её перестройка сулит многие проблемы. Схожая ситуация с обслуживанием и строительством военных городков. Отказаться от услуг монополиста военное ведомство, видимо, уже не может, хотя вряд ли руководство Министерства обороны радуется такому положению вещей.

Игры с собственной частной армией, когда возможная прибыль идет в корпорацию, а все шишки валятся на военных, которые отвечают за операцию в Сирии, могли чашу терпения переполнить.

Другой вопрос – это уровень, на котором принимается решение об использовании (и о самом существовании) частного батальона. И чье слово на том уровне весит больше: министра обороны или хозяина ресторана «Русский Китч».

Денис Коротков, «Фонтанка.ру»
Tags: Власть, Политика, Сирия
Subscribe

Posts from This Journal “Власть” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments