starcom68 (starcom68) wrote,
starcom68
starcom68

Category:

Взгляд с другой стороны: Себежский укрепрайон

Михаил Тух опять порадовал, продолжая серию своих публикаций на ПАИ по Великой Отечественной войне

В 20-30-е годы ХХ века, как и сейчас, Псковщина была приграничем. Наши соседи не отличались миролюбием, и это, а так же то, что за ними стояли их более сильные покровители, создавало вполне реальную опасность для СССР. Поэтому после событий, известных как "Военная тревога" в СССР 1927-го года на западных границах страны развернулось строительство укрепленных позиций, получивших неофициальное название "Линия Сталина".

Строились укрепленные районы и на территории Псковщины. В 1930-1932 гг. была построена Псковская укрепленная позиция (48 огневых точек), прикрывавшая Псков с запада на Валкском направлении, прикрывавшая броды через Великую и Туховикский мост. Однако в основном граница оставалась не прикрытой.

В 1938 году была принята новая программа строительства укреплений, в ходе которой Псковский укрепрайон усиливался: должны были быть построены Островский, Себежский и Опочецкий укрепрайоны. Вдоль границы закипело грандиозное строительство.

События 1939-40 годов изменили политическую карту и отодвинули границы СССР далеко на Запад. Строительство укрепрайонов на Псковщине перестало быть первоочередной задачей - и оно было свернуто. Уже построенные бетонные коробки ДОТ были законсервированы в разной степени готовности, а находящееся на складах оборудование и вооружение, предназначенное для установки в построенные огневые точки, было отправлено на запад, на строительство новой линии укрепрайонов на новой границе, известной сейчас как "линия Молотова". К строительству Опочецкого УРа вообще так и не приступили.

Начавшаяся война внесла свои коррективы в предвоенные планы. Быстрое продвижение противника вглубь страны заставило советское командование вспомнить об укреплениях на старой границе, в том числе и о недостроенных. Они должны были стать опорой для обороны армий второго эшелона, выдвинутых из внутренних округов. Так Себежский укрепрайон должен был стать опорой для правого фланга 22-й армии генерал-лейтенанта Ф.А. Ершакова.

Немцецкая пехота вышла к линии Себежского УРа 5 июля 1941 года. Утром следующего дня последовали первые атаки.





Погибший гарнизон одного из ДОТ. Фото из альбома 122-й пехотной дивизии. Подписано «Бункер у Заситино». Вечная память павшим за Родину.
Погибший гарнизон одного из ДОТ. Фото из альбома 122-й пехотной дивизии. Подписано «Бункер у Заситино». Вечная память павшим за Родину.



Из воспоминаний В.Ф. Шмелева, бойца 258-го отдельного пулеметно-артиллерийского батальона (Военно-исторический журнал №5, 2007 год, стр. 67-69):

"До войны я трудился в г. Москве на комбинате имени Щербакова. 23 июня 1941 года утром собирался на работу, но получил повестку о явке к 18.00 в Раменский райвоенкомат. Поехал на комбинат, где получил расчет. В военкомате объявили, что всем, кто чувствует себя здоровым, могут без обследования поставить штамп "здоров". Очередь двигалась быстро.

Вечером отправили в Москву, где формировался 258-й отдельный пулеметно-артиллерийский батальон. Одели в военную форму, выдали оружие. 26 июня поздней ночью в эшелоне отправились в сторону фронта по Ржевской (ныне — Рижской) железной дороге. Поезд шел на запад, как стало известно, в г. Себеж. Предвидя бомбежки, командир батальона выставил на крышу вагона два ручных пулемета, к одному из них приставили меня.

Прибыли. После 25-километрового марша оказались на холмистой местности, окаймлявшей железную дорогу и начиненной дотами. Предназначались они для артиллеристов и имели большие амбразуры; внизу у каждого был устроен колодец с водой, а наверху — наблюдательная площадка, ничем не прикрытая. Выход из дота был отведен в сторону.

Поскольку орудий у нас не было, хотя батальон и назывался пулеметно-артиллерийским, мы закрыли амбразуры мешками с песком. Выкопали траншею от выхода из дота вниз по холму до лощины и замаскировали ее. Приготовили оружие, которым, по совести сказать, мы были оснащены слабовато. Каждый взвод, занимавший один дот, насчитывал в своем составе вместе с командиром пятнадцать человек, на которых приходились по одному станковому и одному ручному пулемету, а также по три винтовки. Фактически больше половины состава оказались безоружными.

4 июля с утра нашему батальону пришлось вести напряженный бой. Немцы вначале открыли артиллерийский огонь, обработав основательно нашу оборону, правда, не нанеся нам потерь, так как все находились в дотах. Когда же они двинулись в атаку, то пулеметный огонь из дотов, расположенных по фронту, покосил их изрядно. Атака захлебнулась. Тогда они, перегруппировав силы, выдвинули орудия на прямую наводку и стали стрелять прямо по амбразурам, вернее, по мешкам с песком, и в дотах появились раненые. Но и из повторной атаки ничего не вышло. Три раза пытались немцы взломать нашу оборону, и все три раза вынуждены были откатываться назад. Наш взвод в бой не вступал, так как амбразура нашей огневой точки была направлена в тыл, о действиях же фронтового дота рассказали добравшиеся к нам оттуда четверо раненых красноармейцев.

Не в состоянии одолеть наш рубеж, фашисты решили обойти его с тыла, однако там наткнулись на наши доты. Мы встретили их губительным пулеметным огнем.  Прекратив временно активные действия, противник расположил в укрытых местах снайперов. Если замечал движение, то немедленно летели снайперские пули. Мы потеряли не только всякую подвижность, но и возможность вести повсеместное наблюдение. К нашему доту с закрытой от нас стороны проникли несколько немцев и забросали нас гранатами. Прямого вреда не причинили, поскольку осколки ударили лишь по стенкам хода, но дым от сгоревшего заряда заполнил весь дот. Кто-то крикнул «газы», и мы суетливо надели маски, но очень быстро поняли, что дым – от порохового заряда. Через некоторое время дот, где находился наш взвод, оказался полностью блокированным".



У немцев "честь" штурмовать укрепрайон "в лоб" выпала "эсэсовцам" из дивизии СС "Мертвая голова". Она была сформирована осенью 1939 года в Дахау. В её состав вошли занимавшиеся охраной концлагерей соединения СС "Мёртвая голова" и оборонный батальон СС Данцига.
Из журнала боевых действий дивизии СС "Мертвая голова" (SS-Division «Totenkopf»):
"6.7.1941 в 3.00 наступление  после короткой артподготовки на укрепленную позицию противника (из бетонных бункеров) на латышско-русской границе у деревень Брохново-Дуброво-Заситино. Противник жестко, при помощи тяжелого вооружения, оборонял глубокоэшелонированные укрепления. Каждый бункер приходилось брать штурмовой группой саперов. Один бункер защищало 42 русских, среди них 20 евреев. Артогонь противника велся с господствующей высоты южнее Заситино, таким образом, укрепленная позиция имела эффективный огонь перед своей линией. Мост у Заситино при отступлении противником взорван. К 17.00 не смотря на огонь противника мост был восстановлен. Новое наступление на вторую линию бункеров южнее и восточнее Заситино началось в 17.45 и продолжается сейчас. Потери: 50 убито, 160 ранено. Пленных нет". (Перевод Андрея Иванова)
7 июля последовал генеральный штурм, и Себежский УР пал. 8 июля немцы вошли в Себеж.
Михаил ТУХ, специально для Псковского агентства информации


Tags: 1941, ВОВ, Себежский УР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments