January 1st, 2012

Ислам, Афганитан, Памир

Елка 2012

В этом году у меня была самая дорогая елка.
Сосед по деревне пошел в лес рубить елку для деревенского магазина. Естественно без порубочного билета. А когда возвращался, в деревне его поджидал УАЗик с нарядом милиции. На ферме украли теленка вот они и шарашились по деревням в надежде найти преступника с теленком. Теленка не нашли, а вот мужик с елкой и без билета прямиком на них и вырулил. В общем, местные говорят, все закончилось выпиской штрафа в 5 тыс. рублей.
А мне вчера елку было уже поздно по ночуре в лесу искать и я воспользовался ветками от комля самой дорогой елки Осинского Прикамья.
Вот так вот получилось. Корявенько, но на скорую руку пойдет.
Елка 2012

А игрушки были винтажные
Елочные игрушки


Ислам, Афганитан, Памир

Культура парка

Главное в году случилось там, где его не ждали
Публика в Парке культуры благодаря Сергею Капкову теперь развлекает себя сама
Фото: ИТАР-ТАСС

Главные события в российской культуре в этом году произошли совсем не там, где их обычно ждут, считает специальный корреспондент "Ъ" ГРИГОРИЙ РЕВЗИН.

Все говорят мне, что главным событием года стала трансформация Парка культуры, проделанная Сергеем Капковым. И по грандиозности результата, и потому, что это было единственное позитивное действие. Я в целом согласен. Но мне кажется, что в этом деле случился перегиб. 
Действия Сергея Капкова исключительны. Значительные события обычно ожидаются в кино, музыке, на худой конец в театре, литературе, наконец, но не в садово-парковом искусстве ведь! И главное, он там сделал то, чего никто не мог придумать. Сергею Капкову советовали многие эксперты, и все разное, и множество всего правильного. Убрать аттракционы, прекратить торговать дешевым пивом и отвратительной едой, вернуть парку нормальный вид, восстановить статуи и т. д. Но все время случалась одна затыка, которую никто не мог разрешить. Вот мы сделаем чудесные лужайки с вай-фаем, приятные аллеи со статуями и английские газоны, запустим фонтаны и почистим пруды, а что там люди-то будут делать? У всех экспертов дело как-то клонилось к массовику-затейнику, демократу и либералу, широко мыслящей и высоко оплачиваемой личности со связями в художественных, научных, олигархических и политических кругах, необычному, экстраординарному, но массовику-затейнику. А иначе кто же будет развлекать почтеннейшую публику в прекрасных аллеях? А Сергей Капков сказал: да нечего ее развлекать-то. Давайте сделаем парк, а она сама придет и сама себя и развлечет. И самое удивительное, что она не только пришла, но и развлекла, и в парке сами собой образовались какие-то комьюнити йогов, любителей бальных танцев и толкиенистов, будто это не Москва, а совершеннейшая Европа и люди здесь живут совсем другие, чем мы привыкли считать. 
Рассказывая как-то про День десантника, Сергей Капков не без гордости сообщил, что в этот день на территории Парка культуры МВД не зафиксировало ни одного правонарушения и если в других частях города пьяные десантники пошли чистить морду инонациональным лицам и служащим других родов войск, то у него лично в парке было культурное комьюнити десантников с детьми и супругами. Очевидно, это свойство Парка культуры теперь — собирать в себя все культурное, несколько видоизменяя другие места. Тут действует закон сохранения культуры — если там прибыло, то в других местах убыло. Другие искусства развивались под знаком бранчливости. 
Акция группы "Война" стала самой возбуждающей инновацией года
Возьмем современное искусство. В апреле, как раз когда Сергей Капков только назначился в парк директором, арт-группа "Война" получила государственную премию "Инновация" за акцию "Х.. в плену у ФСБ". Акция происходила еще в 2010 году, но ее государственное признание начисто взорвало все культурные институции. Ничего сравнимого за год в искусстве не произошло. Больше того, это событие знаменовало собой совершенно новое значение "х" в нашей жизни. Он вышел на площадь, подобно гоголевскому носу, и это оказалось предзнаменованием, поскольку вскорости площади украсились толпами народу с "х"-ми на транспарантах. Лозунг "П. на х." стал слоганом года и вошел в качестве русского вклада в копилку бранчливых высказываний посткризисного мира (типа "Fuck Mubarak", "Fuck Gaddaffi", "Ash-sha.b yurid isqa. an-ni.am!" и т. д.). 
Возьмем литературу. Грандиозный успех проекта "Гражданин поэт", который, несомненно, является главным литературным событием года, отчасти из той же области. В определенном смысле троица из Дмитрия Быкова, Михаила Ефремова и Андрея Васильева возрождает значение русской поэзии — их выступления собирают стадионы подобно тому, как в 60-е собирал Евтушенко, а в 20-е — Маяковский. Поэзия впервые за долгий период стала на путь гражданского служения и взяла на себя роль общественной совести, чего она довольно давно не делала и даже считала для себя предосудительным. Дмитрий Быков, собственно, и позволил себе вначале "пасти народы" исключительно в пародийном, шутливом жанре и даже именно поэтому, видимо, выпустил вместо себя Михаила Ефремова, считая неудобным говорить от первого лица. Но народы так ждали пастуха, что пародийности как бы и не заметили, рассматривая его стихи как прямые разоблачения и призывы. И дух бранчливости, изгнанный из парка, попал в поэзию, трансформировав ее иронический дух в нечто иное. "Я выгляжу ничего так-с, а издали так красив, Как будто закачан ботокс в огромный презерватив",— пишет Быков в последнем выпуске "Гражданина поэта" о "великом Пу". Мне кажется, акция группы "Война" могла бы служить неплохой иллюстрацией к этому стихотворению. 
Большой театр, открывшись после реконструкции, стал самым популярным объектом критики
Фото: Reuters
Радикализация и дисгармонизация искусств распространяется даже на области, вовсе к тому не предназначенные. Последнее, несомненно, главное событие года — открытие Большого театра после бесконечной реконструкции. И вот как его встретили? "Вместо старинной лепнины — пластмасса или папье-маше, наклеенные на клей ПВА и покрашенные золотой краской. Не осталось в театре и ни одного бронзового канделябра. Каждый сможет потрогать пальцем новый канделябр и понять, что вместо бронзы железяка, подкрашенная золотой красочкой",— сказал Николай Цискаридзе газете "Завтра". "Большой театр славился своим богатством, изыском, антиквариатом, куда это все делось — известно или Богу, или тому, кто руководит Большим театром 11 лет. Придя в зал, вы уже не увидите тех шикарных люстр, которые украшали ранее зрительный зал, тех бронзовых ручек; роскошная лепнина из бронзы заменена на пластмассу — такое впечатление, что приклеена она на клей ПВА,— поддержала его Анатастия Волочкова в своем блоге.— Все было разворовано, пока шла реконструкция. Вместо драгоценного и дорогущего паркета, пропитанного потом, нервами, силами, душой тех артистов, танцующих там на протяжении многих лет и ставших легендой балета, теперь кафель, и Большой театр внутри похож на психиатрическую больницу. Кто это строил? В раздевалке, рассчитанной на 14 человек, даже нет окна". Большие артисты не могут, разумеется, послать Большой театр по матери, но от этих строк явно веет желанием это сделать. 
Совершенно очевидно, что за год в искусстве ситуация сложилась революционная, и, мне кажется, выход один. Надо срочно загадить обратно Парк культуры, чтобы вышедшее оттуда настроение туда вернулось. 
http://www.kommersant.ru/doc/1843258
Подробнее:http://www.kommersant.ru/doc/1843258

Ислам, Афганитан, Памир

"Хуй в плену у ФСБ" и "Московские выборы"

Ислам, Афганитан, Памир

Перевёрнутый мир: прошляк-модернизатор

Оригинал взят у dolboeb в Перевёрнутый мир: прошляк-модернизатор
Владислав Сурков потерпел эпическую неудачу в своих попытках рулить внутренней политикой в России.

Что довольно естественно, учитывая его предшествующий опыт работы чёрным пиарщиком разных олигархических ФПГ в «лихие девяностые» (он тогда успел потрудиться и на БАБа, и на Ходора, и на Альфа-банк).

Все методы работы, с помощью которых Сурков пытался до прошлой недели управлять мыслями и настроениями россиян — родом оттуда же, из грязных политтехнологий 90-х годов. Тут вам и прослушка, и скрытое видеонаблюдение, и активное привлечение всех видов криминала к активным действиям против конкурентов, и безудержное палево денег на размещение компромата, и микроменеджмент подконтрольных СМИ, и распил бюджетов, и высасывание из пальца "образа врага" ради последующего освоения бабла на борьбу с ним, и доренкино телекиллерство, и стратегическая ставка на зомбоящик как единственный канал информации, доступный россиянам...

Кстати, роман «Околоноля», авторство которого принято приписывать Суркову, тоже написан человеком, плотно застрявшим и умом, и сердцем в 1990-х годах, с их малиновыми пиджаками, бандосами, чемоданами черного нала и анекдотами про новых русских. Впрочем, официально авторство романа по сей день никем не подтверждено. Может, Сурков и не единственный в России автор, застрявший в 90-х, как клоп из известной пьесы Маяковского.

Годы, однако же, шли, а ничего нового Сурков так и не придумал. Меж тем, все технологии, которые он почерпнул из девяностых, изрядно устарели и утратили эффективность в эпоху Интернета. Уже даже Эрнст заговорил об этом вслух, а Сурков продолжал дудеть в свою замшелую дуду. И догуделся до увольнения из администрации, которую столько лет мечтал возглавить.

По законам логики, Суркова стоило бы отправить вместо Рогозина в Брюссель — с ролью функционера, дежурно грозящего атлантическому блоку ботинком и повторяющего мантры про «кузькину мать», он прекрасно бы справился. Но в перевёрнутом мире разве можно было упустить уникальный шанс и не назначить главного российского прошляка ответственным за модернизацию?!

Старая граница, Униформа

Фолкстон. Паб "Valiant Sailor"

Продолжаю серию репортажей по восточному побережью Великобритании от Фолкстона (Folkestone) до Дувра.
Практически уже за пределами города Фолкстон, на возвышенности Dover Hill в западной части известковых обрывов The Warren по дороге в Дувр расположен один из известных местных пабов "Valiant Sailor" (Отважный моряк).
От ДОТа, где я закончил свой предыдущий репортаж, до паба всего 140 метров. Именно к этому пабу, меня голодного вывела тропа от башни Мартелло № 1. Вывела очень неожиданно, т.к. я уже смирился с тем что далее мой путь до Дувра пройдет по мало обжитым местам и уж тем более я не ожидал увидеть вполне сносное заведение на обочине оживленного шоссе. Вот так паб выглядит, если подъезжать к нему со стороны Фолкстона. Типичное здание конца 18 века. Справа на фотографии виден очередной указать маршрутов для пеших прогулок. Этот указатель значительно больше традиционного размера и направление движения указывают деревянные стрелки. Указатель стоит в месте входа на тропу вдоль берегового обрыва и, вероятно, поэтому он выделяется размером.
Pub Valiant Sailor

Collapse )