March 17th, 2013

Старая граница, Униформа

Брест 1939 года. Сегодняшние приобретения

Захваченный Брест-Литовск до передачи советским войскам
Въезд в Цитадель через Трехарочные ворота. На перекрытии кольцевой казармы видны последствия штурма крепости


Collapse )
Старая граница, Униформа

Расшифровка итогов консультации по проекту "Брест 2019" 6 марта 2013 года



6 марта 2013 года. Структурная консультация.

Перелыгин Ю.А., модератор дискуссии:
Я бы хотел, чтобы высказывания всех присутствующих отвечали на несколько вопросов. Каждый высказывающийся должен сказать что-то, уже не по отношению к каждому срезу материала, который был представлен разными группами авторов, а ко всему целому, следует иметь в виду, что перед нами один проект, правда, разработанный четырьмя различными коллективами.
 Мне бы хотелось услышать как минимум две вещи: во-первых, что обязательно должно сохраниться из тех идей, что были высказаны всеми четырьмя авторскими коллективами, и кроме этого не ими, но и прозвучали в выступлениях экспертов и участников дискуссии, потому там тоже содержались важные идеи. А во-вторых, нужно указать на то, от чего, по-вашему мнению, во всех случаях надо отказаться. Кто готов высказаться первым?

Орлов В.А., центр военного наследия, Каунас:
 Все четыре автора тем или иным способом ушли от темы работы внутри крепости. Я не буду оценивать результаты работы в городе, потому что я не эксперт в вопросах урбанистики, но уход от темы работы внутри крепости наблюдался во всех четырех работах. С одной стороны, это хорошо, потому что верен тезис: архитектор, сразу же соглашающийся работать с культурным наследием - плохой архитектор. Хороший архитектор на его месте скажет, что не будет ничего делать, потому что это деликатное дело и там нельзя нарушать историческую целостность. Мне кажется, что сложившуюся ситуацию можно и нужно решать таким образом: работы по регенерации крепости должны быть включены в  общий проект, и они должны быть достаточно подробно детализированы, в то же время они не должны нанести ущерб ни крепости, ни городу. На мой взгляд, выход из этой ситуации заключается в претворении в жизнь не только архитектурного планирования, но также и музейного. Необходимо к каждому из коллективов добавить специалистов по музейному планированию, которые помогут с работами внутри крепости. Какие бы новые функции мы ни придавали крепости, мы должны признать, что музейная функция крепости просто необходима. Да, в крепости действует мемориал, но эта музейная составляющая должна быть более развита. Не углубляясь в музейные дебри, я подчеркну: важнейший показатель использования культурного наследия в музейных целях – процент площадей, доступных для посещения. На сегодняшний момент в крепости показатель не превышает 10%, а он должен стремиться к 80, 90, 100 %.

Перелыгин:
А есть ли у Вас понимание того, что точно не должно быть включено в будущее ТЗ для мастер-плана?

Орлов:
Я не видел явных диссонансов или грубых просчетов, которые бы позволили бы сказать о представленных проектах: это страшный вред или большое зло. Опыт показывает, что крепости нужна жизнь, жизнь должна основываться на современных реалиях. Нельзя сказать, что в крепости нельзя ничего строить, простите уж за тавтологию. Я не берусь критиковать решения, предложенные по крепости, хотя некоторые из них достаточно спорны.

Палажченко Н.П., советник Фонда центра современного искусства «Винзавод»:
Я как узкий специалист позволю себе по-другому расставить акценты. Вы сказали, что к работе архитекторов должны подключиться некие специалисты по музейному планированию. Это называется – хвост виляет собакой, так не бывает. Дело в том, что мы сразу начали со второго этапа, потому что так проще, потому что больше специалистов именно по архитектурному планированию. Это почти наверняка пробивная история, потому что здесь мы можем придти от формы к содержанию. Затем надо приступить к содержательному проектированию и решать, что именно должно быть в крепости: музей, парк, культурный центр, научно-исследовательский университет. Скорее всего, учитывая гигантские размеры крепости и ее фантастическое местоположение, это будет очень сложный комплексный проект, к детальному проектированию и реализации которого мы и приступим. И тот факт, что на сегодняшнем обсуждении никто из докладчиков не касался вопроса: а что же именно будет происходить в крепости? - является следствием методологической ошибки или, наоборот, сознательной провокации.
Что касается наиболее оправданных решений, которые звучали в тех или иных проектах, то  первым пунктом безусловно пойдет река. Вне всякого сомнения потенциал реки нужно задействовать, здесь я замечу, что  говорю не столько про крепость, сколько про город. Затем следует упор на комплексную инфраструктуру двоякого рода: как транспортную, так и туристическую. Кстати, подробно инфраструктурной составляющей   занялся Варюхин А.И, а вот в проекте Антона Кочуркина при всех его потрясающих достоинствах инфраструктуре не было уделено должного внимания. Нужно осознать, что просто не работают те проекты, в которых отсутствуют разные форматы предложения. Чем шире предложение, тем успешнее будет проект.
В-третьих, мне пришлась по душе транспортная составляющая. Говорят, что  Брест успешен с точки зрения транспорта, но это неверно - автобусы и маршрутки переполнены, общественный транспорт в городе развит плохо и не справляется со своими функциями. Турист предпочитает не забитый людьми трамвай, все это понимают, просто необходимо думать о маршрутной сетке и о качестве услуг. В ходе обсуждения звучала идея создания нового центра города и плотной общественной истории в промежутке между городом и крепостью. Мне это представляется довольно-таки верным.
Теперь я скажу несколько слов о том, чего необходимо избежать. Надо избежать экономического шапкозакидательства. Понятно, что если не будет по каждой "фигне" четкого экономического просчета, то мы попадем в ситуацию, типичную для наших стран - Беларуси, Украины, России, – когда есть хорошие темы, но в них нет контента. Опыт показывает, что "хард" и "софт" по объемам затрат должен соотноситься примерно таким образом: 25% уходит на "софт", 75% затрат составляет "хард". По количеству затраченных усилий "софт" всегда отнимает 75%, а "хард" порядка 25%. Я согласен с тезисом Антона Кочуркина, что "софт", то есть "событийка" (какие-то фестивали, туристические сборища, военные вещи), может придать импульс этой истории, но я пока не могу понять, где, кроме как у государства, взять на это деньги, а государство не должно гореть желанием выделять на это деньги. А если мы не придумаем, где брать деньги на содержание, то ничего из нашей затеи не выйдет. Затраты на содержательную составляющую только при первом взгляде выглядят небольшими, на самом деле, проанализировав, приходишь к выводу, что содержательная насыщенность - довольно-таки затратное удовольствие. Впрочем, в том, что "софт" возымеет должный эффект, сомневаться не приходится.

Жарков Александр, архитектор, Брестское отделение общества охраны памятников:
Во всех 4 проектах есть одна грань, из-за которой могут ломаться копья и возникать негативно окрашенные вопросы со стороны общества. Мы забыли про тот пласт археологии и наследия города, который лежит в земле. Для инвестора это головная  боль, потому что за один присест культурный слой не исследуешь. А если будешь действовать сгоряча, то общество вполне резонно заявит: похоронили они нашу историю. Археологические раскопки надо вводить в содержательную деятельность проекта.  В конце концов  это должно стать основой для образования исследовательского университета или института.
Что касается запретного на данной территории, то ответ таков: не должно быть бездумной застройки и моментальных решений. Надо хирургически подходить собственно к территории.

Читать материал полностью на сайте Ibrest

Контакты:
Проект "Брест 2019"
+790906443226
e-mail: ibrest2020@gmail.com, www.ibrest.ru
группа "Брест 2019" в "Facebook",
группа "Брест. Крепость: перезагрузка" в "VK"
Старая граница, Униформа

Ну вот это уже запределочка по моему. Средневековье

Оригинал взят у maratguelman в Ну вот это уже запределочка по моему. Средневековье
Активисты православного общественного движения «Божья воля» устроили «православную инквизицию против партии «ЯБЛОКО». Группа молодых людей ворвалась в офис партии, взяла все находящиеся в свободном доступе информационные и обучающие материалы, изданные партией, и сожгла их прямо у вестибюля станции «Новокузнецкая». Видеоролик с кадрами «конфискации и сожжения макулатуры партии сатанистов и извращенцев Яблоко» активисты выложили в Интернет.

http://www.yabloko.ru/regnews/Moscow/2013/03/17

Ну вот хорошо бы православные дали бы этому оценку
Старая граница, Униформа

Tilbury Fort. Восточная батарея

Продолжаем познавательную прогулку по Tilbury Fort.
Восточная батарея форта Tilbury изначально была несравненно мощнее Западной батареи, ведь она должна была первой встречать поднимающийся по Темзе флот противника. В настоящее время от батареи практически ничего не осталось - воды Темзы размыли ее. Сохранилась лишь подпорная контрэскарпная стенка бруствера неясной этиологии, расходный пороховой погреб и несколько орудийных двориков на восточном фасе батареи. К сожалению, эти объекты детально я не отснял, но они хорошо видны в Гугле.
Тем не менее маршрут по Восточной батарее не только радует глаз открывающимися видами, но и крайне поучителен в плане сохранения культурных ландшафтов, особенно в контексте ситуации с крепостью Брест-Литовск и проектом "Брест 2019" (резюме в конце). Этот репортаж так же не оставит равнодушными и любителей лошадей.
Вид на Восточную батарею и форт Tilbury с востока с водозащитной дамбы


Маршрут этого репортажа пролегает следующим образом. От небольшого амфитеатра квадратной формы (в левом нижнем углу гугловского снимка) я прошел на восток по гркбню водозащитной стены. Про батарею я узнал уже постфактум и ее специально не снимал. основное мое внимание тогда привлекли орудия на юго-восточной куртине и бастионе форта. Затем я спустился со стены и прошел через батарею по дороге в обратном направлении в Водяным воротам.
Collapse )
Старая граница, Униформа

Нашествие медуз в Балаклаве

Оригинал взят у aquatek_filips в Нашествие медуз в Балаклаве
В начале весны в бухте Балаклавы, что под Севастополем, можно было наблюдать необычный феномен - всю ее акваторию заполонили медузы.
Миллиарды аурелий превратили воды бухты в сплошной белый студень.
Лодки, лоханки, катера и дорогущие яхты стояли среди этого мессива, а сами медузы, выбрасываемые на набережную волнами, хлюпали под ногами прогуливающихся у моря людей.
По словам ученых, это явление иногда возникает вследствие ветровых и генеральных течений, в результате чего медузы скапливаются на акватории Балаклавской бухты как в мешке. Также побочным фактором послужила достаточно высокая температура как воздуха (до 20 градусов тепла), так и воды (около 14 градусов) в этот период.
Интересно, это уже не первое подобное нашествие нынешней зимой как в Балаклаве, так и в других севастопольских бухтах - в Казачьей, Камышовой и т.д.

Нашествие медуз в Балаклаве

Collapse )
Старая граница, Униформа

Вступление советских войск в Брест-Литовск в 1939 году. Свежие приобретения

В 14-00 21 сентября 1939 года передовые части 29 отдельной танковой бригады под командованием Семена Кривошеина после 120 километрового ночного марша вошли в Брест-Литовск. На следующий день состоялась торжественная передача города советской стороне в соответствии с советско-германским протоколом о демаркационной линии.
На фото встревоженные лица жителей Брест-Литовска. На броне цветы?




Collapse )