April 3rd, 2013

Старая граница, Униформа

Как норвежцы резали крейсер "Мурманск"

В прошлом году крейсер "Мурманск" прекратил свое физическое существование.
А ведь мог бы стать кораблем-музеем как крейсер "Белфаст".
Глядя на фото еще раз удивляешься тому, как прошло "разоружение" крейсера в 90-е перед продажей его индийцам на металлолом. Если бы не затонул, плавал бы сейчас под индийским флагом и радовал бы военных и туристов, как проданный в свое время китайцам на металлолом и введенный в строй флота Поднебесной советский авианосец "Варяг".
**************************
Оригинал взят у sukadodgers в Как норвежцы убирали крейсер Мурманск
"Мурманск" боролся до последнего, чтобы не быть пущенным «на патефонные иголки». «В Норвежском море разразился шторм - буксировочные концы не выдержали, оборвались. Несколько попыток "заарканить" тяжелый и неуправляемый корабль оказались безрезультатными, и крейсер... оставили среди бушующих волн».

Норвежцам надело на нем пить пиво, прыгать в воду наперегонки, и кататься на карусели из корабельной антенны. В итоге в 2010 году его пустили на металлолом.



Collapse )
Старая граница, Униформа

Про село Гамово в зеркале лично-уральской истории

Собственно про Гамово тут мало, но есть общероссийский контекст и принципиальная схема устройства жизни на селе. А я писал про Гамово здесь.
Оригинал взят у ilya_abramov_84 в Гамово в Зеркале Лично-Уральской Истории
Гамово – типичный пригород Перми. Типично неуютный. Но Пермь тут ни при чем: пригороды, загороды, огороды одинаковы везде. Они от слова городить. Глядя на уральские скопления народонаселения в местах слияния крупных водотоков, скрещения стальных и битумных магистралей, возле обильных рудопроявлений земных недр, не покидает ощущение, что строились они не людьми и не для людей.

Есть в них тотальная необустроенность. Люди в уральских городах – не самоцель, они придатки городского хозяйства, изношенных теплосетей, каркасных металлоконструкций, силовых агрегатов. Как иначе объяснить тот факт, что гудящие линии высоковольтных передач, трубы котельных режут городские кварталы по-живому, обезображивают и без того неприглядное пространство.  Параллепипеды жилищных отсеков огораживаются заборчиками и напоминают кладбищенские памятники в оградке. Пространство концентрации человека усеяно остатками все более прогрессирующего потребления этого мира. - Удручающая картина недоброкачественного общежития. Когда «философию жизни» отдельно взятого барака перенесли на весь город. Так строились уральские города: сначала мартены, потом общественные бараки, потом общественные нужники и общественная баня. Безличные и безликие пространства, огороженные колючей проволокой –  до сих пор отличительная черта уральских городов. Последние десять им пытаются придать лицо, но делают это те, кто вырос среди колючки, и чаще выходит гримаса. За недостатком другой философии, доступной для районного мировосприятия, культура неуважительного общежития копирует себя уже много десятилетий через уже имеющее культурно-историческое пространство. Это пространство, отягощенное злом заводского крепостничества и ментальностью ссыльно-каторжного контингента. Я пытаюсь этого не видеть, но не могу не замечать Гамово. Мы же здесь живем.

Collapse )