starcom68 (starcom68) wrote,
starcom68
starcom68

Строительство ВМФ: брожение в умах. Часть 1

Оригинал взят у navy_korabel в Строительство ВМФ: брожение в умах. Часть 1
.
На МВМС-2017 замглавкома ВМФ В. Бурсук заявил корреспонденту FlotProm по поводу фрегата пр. 22350М, модель которого была выставлена на салоне: "Это будет большой океанский корабль. По водоизмещению и вооружению его можно назвать промежуточным звеном между фрегатом и эсминцем" (ссылка 1). Если мнение вице-адмирала передано стенографически верно, а не посредством "испорченного телефона", считаю намечающуюся (или уже наметившуюся) тенденцию в российском военно-морском строительстве ошибочной и крайне вредной для дела.


Подкорректированная (в части дат) правильная схема развития из записи от 05.08.2016


Сбились с курса

В самом начале пути (06.07.2005), озвучив со ссылкой на весьма компетентный источник (А. Шлемова) замысел командования ВМФ, поддержанный флотской наукой − "последовательное создание головных кораблей: сначала корвет, затем фрегат, потом эсминец и далее авианосец", т.е. принцип постепенного продвижения от малого к большому, В. Карнозов ("Военно-промышленный курьер") сделал весьма жизнеутверждающий вывод: "Твёрдая и понятная линия руководства ВМФ России с чёткой ориентацией на отечественные технологии... провела российский флот через неспокойное время перемен... очертила ясную перспективу для кораблестроительной промышленности" (ссылка 2). 11 лет спустя всё тот же основополагающий принцип ("от малого к большому" или "от простого к сложному") подтвердил источник в судпроме (ссылка 3). Я уже писал об этом год назад (ссылка 4), но сейчас, когда устои зашатались, не грех повторить это снова.

Твёрдая и понятная генеральная линия возрождения отечественного флота дала сбой из-за срыва программы строительства корветов пр. 20380 и фрегатов пр. 22350, которых планировалось иметь минимум по 20 единиц. Главным виновником срыва безусловно является Северная верфь как головной исполнитель по госконтракту (генподрядчик), однако руку тут приложили и "Алмаз-Антей" (для которого флотская тематика точно не является приоритетной), и руководство ОСК, и, разумеется, заказчик − Министерство обороны, которое не смогло должным образом скоординировать работу соисполнителей по этим двум проектам. Наконец, усугубил и преумножил беды 22350 и 20385 так невовремя разразившийся Украинский кризис.

Первый шаг в обратном направлении − от большого к меньшему (от 5400 к 4050 тонн полн.), и от сложного к простому (от 4-го поколения к поколению 3-плюс), был сделан, когда 18.12.2010 на "Янтаре" заложили головной корабль серии 11356 вместо застрявших на стапелях и в достройке 22350. Поначалу это событие вызвало сугубо негативную реакцию в духе "нам не под силу построить даже современный фрегат", потом, когда стали заметны успехи Прибалтийского завода, построившего "Григоровича" за 5,2 года, раздражение поутихло и 11356 стали восприниматься как данность − всё-таки мера временная, а замена почти равноценная (фрегат на фрегат, хоть и числится сторожевым кораблём).

Вторым шагом (теперь уже от большого к малому) стало возобновление (29.08.2012) серийного строительства МРК не только для Каспийской флотилии, но и для открытых морских ТВД, в ближней зоне которых МРК (как и МПК) предполагалось заменить многоцелевыми корветами пр. 20380. По ходу дела сторонники "москитного флота" вошли во вкус и наряду с хорошо зарекомендовавшими себя 21631 ("Буян-М") запустили в серию второй проект − 22800 ("Каракурт") с повышенной мореходностью (кто-нибудь знает, для чего нужна повышенная мореходность кораблю охраны водного района?). Любопытно, что поводом для масштабного возрождения "морских" МРК как подкласса ракетно-артиллерийских кораблей стала задержка передачи ВМФ второй тройки калининградских СКР, причём заявление главкома В. Чиркова о замене 11356 на 22800 (возможно, искажённое прессой) произвело шокирующее впечатление (ссылка 5).

Далее (28.10.2016) последовала закладка крайне уродливого (по меркам отечественной корабельной эстетики) стелсообразного перетяжелённого (3400 т полн.) корвета "Дерзкий" пр. 20386. Несмотря на целый ряд, казалось бы, прогрессивных новшеств и большее водоизмещение, 20386 также являет собой не шаг вперёд, а шаг назад, ибо Минобороны перепоручило ему функции фрегата, а именно "выполнять задачи в составе КУГ, разнородных группировок ВМФ в ближней и дальней морских зонах" (ссылка 6). Ранее у нас (как и во всём мире) считалось, что корвет − это корабль исключительно ближней морской зоны. Между тем, кое-кому трёх типов корветов в составе ВМФ России показалось мало, и вот уже на МВМС-2017 (28.06-02.07) выставляется очередное творение КГНЦ − "Бриз", который проснувшиеся пару месяцев спустя "Известия" именуют "народным" и "бюджетным". От нелепости ТТХ "Бриза" волосы встают дыбом (об этом чуть позже).

На том же МВМС-2017 компания "Моринформсистема-Агат" представила модель большого фрегата, о которой шла речь в первом абзаце. Фрегат этот куда больше напоминает эсминец, при том что работы над полноценным эсминцем пр. 23560 ("Лидер") официально не прекращались, напротив − его эскизный проект был выполнен на 100% в 2016 г. (согласно годовому отчёту СПКБ − ссылка 7), а разработка технического включена в ГПВ 2018-2025 (ссылка 8), которая должна быть утверждена ВВП в конце 2017 г. Попытка урезать водоизмещение основного корабля океанской зоны с 14 тыс. тонн (ссылка 9) до 8 тыс. тонн безо всякого сомнения является движением в неверном направлении.

Наконец, такой, казалось бы, здравомыслящий человек, как замминистра обороны РФ по военно-техническому обеспечению и военно-технической политике Ю. Борисов на "Армии-2017" заговорил о возможности создания для нового авианосца нового летательного аппарата, не исключив, что "это будет аппарат с укороченным разбегом или даже с вертикальным взлётом" (СВУВП), проработки которого уже начались (ссылка 10). Таким образом, имея лучшие в мире истребители наземного и корабельного базирования (Су-35, Су-33, в перспективе Су-57), по сути, предлагается попробовать вернуться в эпоху 1143 и "небесных этажерок" Як-38 (пусть и на более высоком уровне) и сравняться в неполноценности с носителями F-35 и F/A-18, неспособными противостоять береговой истребительной авиации серьёзного противника.

Изложенное выше, надо полагать, даёт отчётливое представление о том невероятном сумбуре, который царит либо в головах командования ВМФ и ВС России, либо в открытом информационном поле, которое генерируется как неосторожными (необдуманными) высказываниями секретоносителей, так и фантазиями представителей СМИ. Будем надеяться на благоразумие людей, принимающих решения, и попробуем разобраться в обозначенном беспорядке, рассмотрев в деталях некоторые его аспекты.


Ещё раз о вреде разнотипности

Данный вопрос уже рассматривался в материале о чрезмерной номенклатуре противокорабельных ракет ВМФ России (ссылка 11). На сей раз перечислим неудобства разнотипности применительно к корабельному составу с учётом его специфических особенностей:

1) отвлечение высококвалифицированных кадров специализированных проектно-конструкторских бюро (ПКБ) на разработку эскизных, технических и рабочих проектов кораблей, предназначенных для выполнения одних и тех же (схожих) боевых задач;

2) в случае строительства "кораблей-двойников" на одной верфи − дополнительная загрузка КБ и технологических бюро предприятий, занимающихся привязкой рабочей конструкторской документации ПКБ к условиям завода-изготовителя и разработкой техпроцессов, необходимость "привыкания" рабочих к другому проекту и, в конечном итоге, увеличение продолжительности постройки заказов;

3) в случае строительства "двойников" на разных судостроительных заводах (например, 14000-тонного эсминца на Северной верфи, а 8000-тонного "фрегата" на "Янтаре") − нерациональное использование крайне дефицитных стапельных мест;

4) дополнительная загрузка НИИ, КБ и заводов контрагентов, прежде всего − разработчиков радиотехнического вооружения (РТВ), которые будут вынуждены адаптировать для "двойников" имеющиеся или разрабатываемые вновь системы морских вооружений;

5) трудности в планировании операций с участием корабельных ударных и поисково-ударных групп (КУГ и КПУГ), состоящих из разнотипных кораблей, имеющих на борту противокорабельное, противолодочное, зенитное и прочее вооружение с разными ТТХ (ЛТХ);

6) трудности с материально-техническим обеспечением (и по номенклатуре ЗИПа, и по нормам снабжения), при проведении сервисного обслуживания и ремонта разнотипных кораблей; 

7) необходимость подготовки экипажей "двойников" во флотских учебных центрах по отдельно разработанным программам, проблемы с взаимозаменяемостью специалистов при переводе с корабля одного проекта на корабль другого проекта без дополнительной переподготовки.


Гиперактивность КГНЦ

Ещё совсем недавно Крыловский государственный научный центр (бывш. ЦНИИ им. академика А.Н. Крылова) был мало известен широкой общественности. Сегодня, благодаря его повышенной активности на выставках, форумах, в военно-технических телепрограммах ("Военная приёмка" и пр.), а также массированному освещению в СМИ каждого выхода института в свет, о нём не знает только самый ленивый. И всё бы ничего, если бы Крыловскому центру не приписывали того, чего он не может. КГНЦ − научно-исследовательское, а не проектно-конструкторское предприятие, и фразы типа "проект авианосца [или эсминца], разработанный Крыловским центром" для человека, знакомого с ситуацией, звучат нелепо. Чтобы не изобретать велосипед, процитирую уже сказанное ранее, после чего немного разверну свою мысль.

"[Вопрос:] Способен ли научный центр (ЦНИИ) разработать проект боевого корабля? Ответ: не способен в принципе. Задачи ЦНИИ – это проведение исследований по теории корабля, конструкции корпуса и технологии судостроения; выработка норм, правил и рекомендаций по проектированию и постройке кораблей; выполнение [НИР,] НИОКР и других работ в интересах судостроительной промышленности; участие в разработке кораблестроительных программ и ТТЗ на проектирование кораблей. Другими словами, ЦНИИ занимается всем, что способствует проектированию, но только не самим проектированием.

Прикладное проектирование – прерогатива специализированных [проектно-]конструкторских бюро, имеющих соответствующий опыт и персонал. На всех этапах проектирования – эскизном, техническом и рабочем, отличающихся друг от друга только деталировкой, на основе принятых конструктивных и компоновочных решений производится детальная проработка каждого помещения силами профильных отделов: корпусного, устройств, систем, ГЭУ, электроэнергетики, вооружения. Результаты проработок (чертежи и спецификации, коих сотни) с указанием массы и центра тяжести утверждаются главным конструктором, контролирующим весь процесс на предмет соблюдения весовой дисциплины. Модель, сделанная без подобной предварительной кропотливой работы – всего лишь модель" (ссылка 12).

"Разработка... проектов морских и речных кораблей, судов и сооружений" числится в основных направлениях деятельности Крыловского центра, тем не менее в меню раздела "Деятельность" на его официальном сайте "Проектирование" находится на 10 месте из 12 (ссылка 13), где, перейдя по ссылке, можно найти одно лишь ЦКБ "Балтсудопроект", влившееся в состав ЦНИИ Крылова в 1999 г., а в 2008 г. ставшее его отделением (ссылка 14). К сожалению, мне не удалось найти в электронном виде книгу об истории Балтсудопроекта, где есть глава "Корабли и суда ВМФ", однако о ярко выраженной гражданской направленности ЦКБ свидетельствует его презентация (ссылка 15). К тому же, согласно интервью гендиректора предприятия, в ближайшем будущем в рамках ГПВ конструкторское бюро будет заниматься только судами обеспечения (ссылка 16).

Примечание. Цитата из интервью главы КГНЦ В. Никитина: "При реализации ГПВ усилия ФГУП "КГНЦ" будут направлены на решение традиционных для нашей компетенции задачсоздание научного задела для перспективных подводных лодок, надводных кораблей и других морских средств военной техники, научно-техническое сопровождение жизненного цикла, т. е. проектирования, строительства, сдачи, эксплуатации и утилизации подводных лодок и надводных кораблей отечественного ВМФ, научно-техническое обеспечение создания экспортных подводных лодок и надводных кораблей. Важнейшими направлениями работ будут обеспечение скрытности подводных лодок и малозаметности надводных кораблей, а... [наш] филиал "ЦНИИ СЭТ" [будет заниматься] разработкой и поставками корабельного электрооборудования, включая средства электродвижения" (конец цитаты).

При этом в КГНЦ есть "группа специалистов подразделения перспективного проектирования" (ссылка 16), точнее − 1 НИО (научно-исследовательское отделение) (ссылка 17, №52) под началом вице-адмирала в отставке В. Пепеляев. Эта группа энтузиастов выполняет проектные проработки, которые "финансируются из средств предприятия", её численность и компетентность неизвестна, но они однозначно несоизмеримы с профильными ПКБ. Такое подразделение может сделать набросок внешнего вида и даже (очень грубо) внутренней компоновки корабля, руководствуясь своими инновационными идеями, коэффициентами подобия и предварительными массогабаритными характеристиками разрабатываемых систем вооружения и силовой установки, но не более того. Между тем, за короткое время Крыловский центр успел "спроектировать" как минимум авианосец, эсминец, корвет и УДК. К выставочным концепт-моделям КГНЦ надо относиться с большим скепсисом, в особенности с учётом того, что все они "ориентированы для [призрачных] поставок на экспорт", в то время как всё, что реально делается для ВМФ России скрыто за семью печатями (под грифом "секретно" и "совершенно секретно") в недрах РСО (режимно-секретных отделов) ПКБ ОСК.

Продолжение следует
Tags: ВМФ, ВПК
Subscribe

Posts from This Journal “ВМФ” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment