starcom68 (starcom68) wrote,
starcom68
starcom68

Базардара. Кто и как добывает серебро на памирском руднике Ак-Джилга?

Пост был задуман ко Дню геолога,
но родился только сейчас в несколько измененном виде.

Это событие не заметили в России, но оно вызвало мягко говоря неоднозначную реакцию в Таджикистане. Для того чтобы разобраться что к чему, отправимся на уникальное месторождение серебра Ак-Джилга, расположенное в труднодоступном районе Памира на высоте свыше 4,5 тысяч метров над уровнем моря. В истории геологии оно известно под именем Акджилга (Ак-Джилга). Ну а те, кто в теме, знают его под именем Базар-Дара (Бозардара). Именно так сейчас называют древний город рудокопов и металлургов IX-XII веков нашей эры, найденный в начале 60-х годов прошлого века советскими геологами при поиске месторождений серебра.


На перевале Восточная Базардара высотой 4664 м над уровнем моря по пути на рудник Ак-Джилга. По этой дороге осуществляется сообщение рудника с "Большой землей", завоз оборудования, ГСМ, продовольствия и вывоз серебряной руды. Зимой сообщение прерывается и рудник не работает.

Что же случилось 1 октября 2019 года в День основания КНР?

В этот день нижней палатой парламента Таджикистана было ратифицировано соглашение между правительством Республики Таджикистан и китайской компанией Kashgar Xinyu Dadi Mining Investment Company Ltd («Каши Синьюй Дади Майнинг Инвестмент Лимитед» в руской транскрипции и 喀什鑫豫大地矿业投资有限公司 в китайской) о комплексной разработке месторождения серебра «Якджилва» (может специально так его именуют в прессе?) в Мургабском районе Горно-Бадахшанской автономной области (Памир).

Дорога на рудник Ак-Джилга ныряет с верхнего Памирского тракта в северном направлении в одну из небольших безымянных долин Северного Аличурского хребта. Ее не пропустишь. Недалеко от своротка стоит ашхона Ак-Балык у одноименного прозрачного круглого и глубокого озера, напоминающего кратер метеорита. В ашхоне можно заказать жареную на хлопковом масле форель. На самом своротке - строения дорожно-эксплуатационного участка, чуть выше круглая кошара с каменной кладкой стен. Более менее сносная грунтовая дорог на первых порах позволяет ехать, распугивая сурков, так быстро, как только может ваша машина на высоте 4 тыс. метров в гору. Затем дорога забирает все круче вверх, одновременно делаясь сложнее и опаснее. Склоны гор покрывает снег, в колее днем появляется вода, а ночью лед, справа склон, слева обрыв. Наконец вы достигаете наивысшей точки маршрута - перевал Восточная Базардара высотой 4664 метров над уровнем моря, что на 9 метров выше самого высокого автомобильного перевала на территории СССР и Памира - Ак-Байтал. Так что мы с Белкой забрались чуть повыше чем все остальные автопутешественники по Памиру, которые обычно Базардару игнорят. Это была наивысшая точка всего нашего путешествия.



С перевала спускаемся по пробитому в снегу серпантину и вдоль безымянного ручья в северном направлении выходим в долину реки Базардара, левого притока реки Мургаб, который в свою очередь впадает в знаменитое Сарезское озеро. Узкая долина уходит направо, а дорога резко поворачивает на юго-запад - к верховьям Базардары. Со всех сторон нас окружаю горные вершины, с севера и запада достигающие высоты 5800 метров над уровнем моря. Минуем расположенный на высоком плато город древних металлургов и рудокопов Базардару. Сюда мы еще вернемся. Замечу только, что он снабжал серебром Кушанское царство в период его расцвета и мне до сих пор не понятно, не только как там в IX-XII веке не только выживали люди (температура зимой здесь падает иногда до -55 градусов), но и где они брали дерево для построек и топливо для выплавки серебра. Кизяки для этого не годятся. В этой высокогорной каменистой пустыне даже кусты не растут, а 23 июня на перевале еще лежит снег....
Едем дальше. Вдоль дороги все чаще и чаще начинаю попадаться выходы черных скальных пород. Как я понимаю, черный цвет указывает на наличие серебра. Достигаем урочища Ак-Джилга и останавливаемся у черных скал с петроглифами.

Петроглифы Ак-Джилги на этих блестящих, отполированных временем и людьми скалах так сразу и не увидишь, но они есть. Мне представляется, что издавна на этом перекрестке усталые путники или пастухи пытались оставить след о себе на века. Надо сказать, это им удалось.


Здесь дорога еще сильнее доворачивает на юг и устремляется вдоль безымянного ручейка с северной стороны к перевалу Ак-Джилга (4919 м), обратно к Памирскому тракту. Конечно с Памирского тракта можно попасть на рудник коротким путем через этот перевал, а не так как я ехал, описав приличный крюк. Только вот древняя дорога, а точнее тропа, через перевал Ак-Джилга в Базар-Дару проходима лишь пешком и на осликах, и то не всегда из-за снежного покрова. Еще пять километров и мы достигаем, спрятавшегося в верховьях долины уже современного рудника Ак-Джилга. Вкатываю на территорию вахтового поселка, паркуюсь рядом с бортовым УАЗом и иду искать начальство.



С начальством мне сразу не повезло. Найдя кого-то из более менее говорящих по-русски маркшейдеров, я выяснил, что самый главный начальник - китаец, и он отдыхает после обеда. Надо ждать. Ну что ж - подождем. Ведь я хочу посетить рудник и переночевать в вахтовом поселке. Внутри домика, что на переднем плане, мне снимать не разрешили. В комнате маркшейдеров успел заметить схему проходок в которой без бутылки мне было не разобраться. Так что я отправился ждать на улицу, фотографировать и общаться с редкими работниками рудника.
Как я понял, эта площадка с какими-то вещами под брезентом - вертолетка. Рудник только оживает после зимней спячки. Не знаю, используют ли здесь для доставки чего-либо вертолеты, или только в экстренных случаях, но основные грузы завозятся и вывозятся на китайских полноприводных заниженных фурах, которые обеспечивают грузоперевозки по всему Памиру. Простая фура по памирским дорогам не пройдет.
Честно говоря, про фуры я не знал и был сильно удивлен, покидая Базардару в ночь, догнав две фуры, идущие с рудника. Через несколько километров они меня заметили и вежливо пропустили вперед. Так что на перевал я карабкался в сумерках лихо и беззаботно, зная что тылы у меня прикрыты. Если меня спросят какие дальнобои самые крутые? Без сомнения - памирские. Они ползут груженые там, где Ниве не так то легко на узких и крутых горных дорогах.



Но вернемся к нашему руднику. Если приглядется, то видно, как дорога подходит к технологическим зданиям и дальше, размашистым серпантином, карабкается по склону. В склоне горы имеется несколько штолен, в которых добывают серебряную руду. Но я сколько не старался, их не увидел. На космосъемке плохо просматриваются только две из них. Как я понял, это разведочные проходки еще советских времен.
Месторождение было открыто в 1962 году. Разведочные работы на Ак-Джилге велись с конца 70-х годов до 1993 года. Однако за это время объём запасов рудопроявления так и не был установлен. Доразведку месторождения Ак-Джилга с целью уточнения запасов и определения рентабельности добычи проводила казахская компания ТОО «С.А.Мinerals» на основании выданной лицензии на 2006-2016 гг. По другим данным геологоразведка началась 1984-1991 годы и продолжилась в 2007-2013 годах со стороны компании ТОО «С.А.Мinerals».
Вероятно, в средние века серебро выплавляли из россыпных руд ниже по течению, а может быть даже мыли самородки. Про древние серебряные копи мне пока информации не попадалось. И только в советское время было обнаружено сначала рудопроявление, а потом и пригодное для промышленной добычи месторождение с максимальной концентрацией серебра в руде.



Спустя какое-то время, когда большой начальник проснулся, мне сообщили, что в моей просьбе на осмотр рудника отказано и я могу пофотографировать только в районе вертолетной площадки. Но мы не привыкли отступать, не мытьем да катаньем мне удалось попасть к самом главному на руднике, только за тем, чтобы вновь получить отказ. Не помню на каком языке мы с ним общались, на английском или через переводчика, но я был очень удивлен нелюбезности и закрытости китайских братьев. Все-таки я рассчитывал на более благоприятный финал. В результате программа сократилась и мне пришлось сильно ускориться, т.к. оставался не осмотренным город древних металлургов Базардара, солнце уже клонилось к закату, а ночевать в Базардаринском ущелье мне не хотелось не только по причине отсутствия интернета и того, что прошлым вечером я чуть не сдох от болей в боку. Надо было выбираться в Аличур, где Инет все-таки позволял закатать пару фоток в Инсту и была хоть плохонькая, но больница, на случай, если приступ повторится.

Кстати об Инете. Как я понял,на руднике организован какой-то спутниковый канал для своих. Электричество здесь получают для освещения от солнечных батарей, а для промышленных нужд от генераторов, для чего фурами завозят солярку. Проблема отсутствия ЛЭП и энергоресурсов стала одной из серьезных для разработки этого месторождения. Все дело в том, что построить мини-ГЭС на реке Мургаб конечно можно, но толку от этого будет мало. Зимой, когда температура падет иногда уже в ноябре до -50 градусов, реки перемерзают, а вскрываются не ранее мая. Использование дизель-генераторов еще более увеличивает себестоимость добываемого металла. Солярка завозится по Памирскому тракту из Киргизии (зимой перевалы не проходимы) или из Китая, но это не точно. Отсутствие инфраструктуры, труднодоступность района и суровость климата стала одним из существенных ограничений в инвестиционной привлекательности рудника и, возможно, не разработке его во времена СССР.

Не знаю, кто живет в этих палатках? Может быть местные рабочие? Или это столовая?


Тем не менее инвестор нашелся и как раз в июне 2019 года было заключено соглашение между правительством Республики Таджикистан и китайской компанией «Kashgar Xinyu Dadi Mining Investment Company Ltd» о комплексной разработке месторождения серебра «Якджилва» в Мургабском районе. Ратифицировано оно было символично на 1 октября - День основания КНР.
Надо отметить, что Таджикистан прочно сидит на игле дешевых китайских кредитов, задолженность по которым с каждым годом растет. Китай целенаправленно выдавливает Россию, а практически уже выдавил из Памира, и возвращает в орбиту своего влияния зону максимальной исторической экспансии на запад как на Памире, а так же на сопредельных территориях Таджикистана, Киргизии и Узбекистана, используя для этого финансовые инструменты, а иногда и прямое политическое давление.

До 2004 года границу Таджикистана в ГБАО охраняли российские пограничники. Пока они не покинули Памир, китайцы отказывались открывать переход на автодороге Хорог-Мургаб-Кульма, соединяющей Китай и Таджикистан. Еще в начале 2000-х годов Таджикистан и Китай подписали соглашение «О демаркации границы и урегулировании территориальных споров», по которому Таджикистан передал Китаю тысячу квадратных километров территории Мургабского района на Памире. Соответствующий протокол к соглашению был ратифицирован Таджикистаном в 2011 году. Для сравнительно небольшой территории Таджикистана это немало, однако МИД республики назвал это соглашение «победой таджикской дипломатии», поскольку еще с позапрошлого века китайская сторона претендовала на 28,5 тыс. квадратных километров таджикской территории.
КНР и Таджикистан осенью 2016 года подписали соглашение об укреплении таджико-афганской границы. В результате Китай построил в приграничных районах ГБАО три военных комиссариата, четыре воинских части, четыре штаб-квартиры и тренировочную базу для пограничных войск. В Мургабском районе границу патрулирует международный патруль, основу которого составляют китайские военнослужащие, с незначительным участием представителей Таджикистана, Киргизии и Афганистана. На границе с Афганистаном в Ишкашиме, в районе Лангара и Вахана стоят китайские посты. На территории афганского Малого Памира Китаем был построен военный учебный центр с китайскими военными инструкторами, которые обучают афганских военных. Проводятся совместные учения.


Международный патруль в районе заставы Харгуш. Репортаж был здесь


После того, как в прессе появились сообщения о передаче рудника Ак-Джилга на семь лет в разработку китайцам, в социальных сетях поднялась волна негодования жителей ГБАО, которые полагают, что рудник предоставляется соседям для покрытия перед ними задолженностей по кредитам. Полный текст соглашения можно посмотреть здесь, но доступ к нему, как и к основной базе законодательства РТ на удивление платный. Тем не менее, кое-что удалось найти по крупицам в СМИ.
Руководство ГБАО выступило с разъяснениями и отметило, что развивать экономику области можно только в горнорудной промышленности с привлечением иностранного капитала. Например, в Согдийской области с участием китайских инвесторов разрабатывается более 20 месторождений золота, серебра и угля, в бюджет поступают налоги, а жители региона обеспечиваются работой.
Тем не менее некоторые озвученные официальными лицами цифры все-таки вызывают вопросы.


Дорога на рудник и "скворечник" туалета


Глава Госкомитета по инвестициям и управлению госимуществом Фаррух Хамрализода в октябре 2019 года отметил, что в соответствии с подписанным документом компания «Kashgar Xinyu Dadi Mining Investment Company Ltd» выступит в качестве инвестора, а реализовывать проект будет другая китайская компания - С. А. MINERALS. Но мы то с вами уже знаем, что ТОО «С.А.Мinerals» это казахская компания (или ее уже купили китайцы?), инвестором которой выступает китайская сторона в лице «Kashgar Xinyu Dadi Mining Investment Company Ltd». Кстати, у обеих компаний даже нет своего сайта. Или в китайском сегменте Инета все-таки есть?
Так же в СМИ отмечалось, что еще в 2016 году месторождение было передано компании «С.А.Мinerals», а в 2018 году было открыто при участии президента страны Эмомали Рахмона. На предприятии в 2018 работало 200 человек, в том числе 101 местный житель.

Лицензия на разработку месторождения «Якджилва» (!) выдана компании сроком на 7 лет (по другим данным на 20 лет). Китайские инвесторы вложат порядка $40 млн в разработку месторождения и будут ежегодно добывать до 40 тонн металла. По итогам геологоразведочных работ ТОО «С.А.Мinerals» и уточнению запасов рудника Главное управление геологии Таджикистана в середине 2016 года сообщало, что утвержденные Госкомиссией по запасам республики серебряные ресурсы этого рудника составляют 204 тонны 920 кг. ГКЗ утвердила запасы по категории С1 - 113,14 тонны (содержание 1 тонну руды 791 грамм), а по категории С2 – 93,34 тонны (содержание 488 грамм на 1 тонну руды). По словам таджикских геологов, среднее содержание серебра в 1 тонне руды Ак-Джилги составляет 640 грамм и это при том, что в самом крупном месторождении серебра Центральной Азии «Большом Кони Мансуре» на 1 тонну руды приходится лишь 50 граммов серебра. Период разработки месторождения «Якчилва» составляет 12,5 лет. Источник

На этом склоне гор виден свежий, недавно обустроенный, серпантин к двум новым штольням рудника, которых не видно на космосъемке, но на фото они хорошо читаются по отвалам породы. На переднем плане небольшой домик пока еще с русской надписью "Пекарня". Слева какая-то непонятная сетка. Уголь что ли просеивают для печки. Не думаю что руду.


СМИ отмечали, что интересы Таджикистана в предоставлении месторождения китайской компании заключаются в получении налогов. Однако, инвестор освобождается от уплаты налога на прибыль, уплаты НДС и таможенной пошлины при импорте необходимого оборудования и материалов на 7 лет. Китайская компания будет работать на полученном участке до тех пор, пока там не закончатся запасы серебра. А теперь посчитаем за сколько лет исчерпаются запасы месторождения, если компания будет добывать по 40 тонн серебра в год, а запасы составляют 205 тонн? Что-то мне подсказывает, что они легко уложатся в 7 лет безналогового периода. Потом Таджикистану останутся в лучшем случае только хвосты самого богатейшего месторождения серебра республики, а Китай и дальше будет лидировать по объемам добытого серебра в мире.
КНР в последнее десятилетие уверенно занимает третье место в мире по добыче серебра (3,6 тыс. тонн в 2018 году), при этом не располагая его большим запасами, которые оцениваются всего лишь в 41 тысячу тонн. Интересно, что лидерам по запасам серебра является Польша, но добывает она мало. По прогнозам специалистов, если спрос и мировой темп роста добычи сохранятся, то через 20 лет мир вступит в полосу дефицита серебра.


Пока я ходил и фотографировал, вдруг на вертолетку заехало странное транспортное средство, похожее на грузовой мотороллер-самосвал. Мое внимание переключилось на него.


Два мужика то ли выгрузили, то ли загрузили пару мешков из общего бурта


Как я понял, это даже не мотороллер, а мотоблок с самосвальным кузовом. Крутящий момент чуть-ли не ременной передачей передается на редуктор с карданом в результате чего колымага едет. Чего только не придумают хитрые китайцы.


Они уже кажется знали о Covid-19


Таратайка все никак не хотела трогаться, но потом все-таки завелась и с трудом переключая передачи резво побежала в сторону рудника


Как мне сказали мужики, они и по руднику на ней ездят. Вот интересно, это промышленное изделие или какая-то самоделка?


Мужики уехали, все потеряли ко мне интерес, занятые своими делами. А я бросаю прощальный взгляд на вахтовый поселок и сожалея о несбывшихся надеждах готовлюсь уезжать


Вид от вахтового поселка рудника вниз на долину Базардары. Мне туда, за поворотом справа, примерно километрах в 10-15 древний город Базардара. Видите справа странное строение на отшибе в окружении хиленького заграждения из колючей проволоки? Как вы думаете что там?


Нет, это не концлагерь, а склад тринитротолуола, используемого для взрывных работ на руднике. Руду здесь добывают взрывным способом.


В качестве эпилога:

Сегодня Памир практически закрыт для всех внешних инвесторов, кроме Китая, у которого правительство страны предпочитает брать кредиты, потому что КНР не ставит в качестве условий проведение социально-экономических реформ, в отличие от МВФ, ЕБРР и других финансовых институтов.
Китай с готовностью раздает развивающимся странам кредиты, которые затем становятся обременительными долгами, и их Пекин не прощает. Эксперты не исключают, что именно китайское влияние на экономику Таджикистана стало одним из препятствий на пути вступления республики в Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Китайские кредиты — не дешевое удовольствие, ведь за них платят землей и полезными ископаемыми. В Душанбе понимают, что расплачиваться придется, и отдают в разработку свои недра: к примеру 80% золоторудных месторождений республики разрабатывает Китай.
Таджикистан становится все менее надежным союзником и партнером для России, и все дальше отходит от сферы влияния РФ. Власти республики не скрывают, что получили в лице Пекина более выгодного партнера, но Россия предпочитает этого не замечать. Этим и объясняется то, что Китай с куда большей легкостью получает доступ к таджикским ресурсам, чем РФ.
По мнению российской власти, гегемония Китая в Таджикистане не противоречит российским интересам в регионе. Считая Пекин своим стратегическим партнером, Москва на постепенное вытеснение из зон своих же интересов смотрит сквозь пальцы.
Китай использует Памир не только как транзитную зону, но и как трамплин для наращивания экономического и военного влияния в Центральной Азии, а также в Афганистане, Пакистане и Индии. Источник


Покидаю месторождение и резво качу вниз по живописной долине Базардары на встречу приключениям и в раздумьях о судьбе Родины и месторождения


Навигация по моему Большому Средне-Азиатскому путешествию 2019 здесь

Дзен-репортаж здесь. Подписывайтесь на канал...

Tags: Геология, Дороги, Нива, Памир, Путешествия, Рудники, Таджикистан
Subscribe

Posts from This Journal “Памир” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments