starcom68 (starcom68) wrote,
starcom68
starcom68

Categories:

Цыганочка: Деревенский праздник, незваный гость и строительство дома

Неплохой урожай собрали с полей кооператива. Основной доход хозяйству, конечно, дала молочно-товарная ферма. Подсчитав предварительные результаты года, решили сделать праздник с вручением грамот и подарков передовикам производства, а так же ветеранам, которые когда-то трудились в этом хозяйстве и пользовались уважением. Мирона предупредили, что он обязательно должен присутствовать. Ещё сказали, чтоб он пришёл с женой. Раечку на вечер пришлось отвести к Ярушиным.

Василиса надела красивое вечернее платье, которое она привезла из дядиной квартиры. Она так и не могла понять, кому оно принадлежало. Мирон достал костюм, купленный ещё для бракосочетания.
За годы, прожитые в селе Мокрушино, Мирон первый раз видел так много народу в одном месте.

Выползли даже бабки, о существовании которых он не подозревал или видел давным-давно, в далёком детстве. Ветеранов мужского пола почти не сохранилось. Бабки радовались, когда после небольшого выступления Маргариты Николаевны им вручали подарки в виде бытовых предметов. В числе добросовестно работающих в СПК в настоящее время, Букиреву тоже вручили грамоту и конверт с премией. После небольшого выступления самодеятельности, участников вечера пригласили за накрытые столики. Первый тост произнесла Маргарита Николаевна. Она предложила выпить за успехи всего коллектива. После второй рюмки баянист заиграл всем знакомую «Уральскую рябинушку», и зал наполнился песней. Потом Андрей Ситнников взял гитару и спел какую-то шуточную песню. При виде гитары у Василисы загорелись глаза.
– Хочешь? Спой, – поддержал её муж.
Василиса взяла гитару и запела сильным цыганским голосом: «Мой костёр в тумане светит». Все подтянули эту тоже хорошо знакомую песню. Потом она запела песню из репертуара Вадима Козина «Широка в полях дорога». Эту песню мало кто знал, и слушали, молча с большим вниманием.
– Почему вы не участвуете в самодеятельности? – спросил баянист, когда кончилась песня.
Василиса просто пожала плечами.
Выпили ещё, и баянист заиграл вальс «Осенний сон». Мирон даже забыл, когда танцевал последний раз, но, испугавшись, что кто-нибудь опередит его, пригласил Василису. Это была самая красивая пара. После вальса баянист заиграл какую-то местную плясовую. Даже пенсионерки вышли из-за стола и пустились в пляс. Они по очереди выкрикивали озорные частушки, а когда музыкант делал проигрыш, отчаянно топали ногами. Василиса с Мироном сидели за столом и наблюдали за веселящимися селянами. Вдруг баянист остановился, и когда все разошлись по местам, начал выводить цыганочку. На средину вышел Андрей Ситников. Он прошёлся по кругу, похлопывая по воображаемым голенищам сапог, и вдруг пригласил Василису. Она словно ждала этого момента. Сорвавшись с места, она красиво развела руками, и зал буквально ахнул. У них в клубе плясала настоящая цыганка! Баянист ускорял темп, а танцоры выкидывали всё новые и новые коленца. Скоро Андрей выдохся, а улыбающаяся Василиса всё плясала и плясала, загадочно вздрагивая плечами и грудью, на которой подпрыгивали янтарные бусы. Так плясать никто не умел. Наконец, уставший баянист резко закончил танец, и Василиса под гром аплодисментов села на место. Мирон взял её за руку и на ушко сказал:
– Молодец!
– Я сейчас приду, – сказала Василиса мужу, немного отдохнув от пляски.
Прошло минут пять. Потом ещё столько же. Мирон заволновался и пошёл на розыски жены. Он увидел странную сцену. В конце коридора Василиса пыталась пройти, но её не пропускал тракторист Алёшка. Тот самый Алёшка, который совсем недавно закрылся с Лидкой в комнате отдыха на ферме. Доярки закончили дойку, надо переодеться и идти домой, а он, дурень, закрылся с этой потаскушей и не открывает. Ох, и досталось потом им обоим.
Мирон резко отодвинул тракториста, давая возможность пройти жене.
– Ты чё?! – возмутился Алёшка и схватился за полу костюма Мирона.
У пиджака отлетела пуговица. Василиса подняла её, а рассерженный Мирон схватил Алёшку за грудки и строго сказал:
– Иди со своей Лидкой заигрывай, а к другим не приставай!
– Да я. Да ты, – начал выкобениваться перепивший тракторист, размахивая руками и слегка ударил Мирона.
Тут Мирон не выдержал и вмазал ему так, что он, как мешок, хлопнулся на пол.
– В чём дело? – спросил, случайно оказавшийся близко, Ситников.
– Да вот, небольшой урок вежливости, – ответил Мирон и, придерживая жену за локоть, прошёл в зал.
Он налил рюмку и выпил не закусывая.
– Может пора домой? – спросила Василиса, глядя на возмущённого мужа. – Раечка, наверно, соскучилась.
– Да, наверно, пора, – согласился Мирон.

***
Уже толстым слоем лежал снег, когда привезли брус для строительства дома. Чтоб было меньше в деревне разговоров, Мирон решил убрать пиломатериал подальше с глаз. Он смастерил специальные сани, к полозьям которых прибил старые лыжи и по одному брусу стал возить в огород на заранее расчищенную площадку. Василиса, боясь, что муж опять надорвётся, вышла ему помогать. Таким же образом были уложены плахи для пола и потолка.
Наступила весна. Мирон уже стал сомневаться, что в этом году начнут строительство дома. И вдруг позвонил Николай. Он, наконец, продал дом, и надо было решать, что делать с деньгами. Он предлагал даже какую-то часть положить на валютный вклад. Мирон ни разу не держал в руках ни доллары, ни евро и сказал, чтоб Василиса всё решала сама, но предупредил, что немалую сумму надо иметь и наличными. Конечно, Василисе пришлось поехать в город. Вернулась она в тот же день. Она оформила два сертификата, часть денег положила на сберкнижку и приличную сумму привезла наличными. До глубокой ночи они вели разговор о строительстве дома.
Конечно, можно и своими руками построить хороший дом, но на это уйдут годы и годы. А потом от непосильного труда начнут донимать разные болезни, и неизвестно, сколько удастся пожить в этом доме. Мирону же надо было растить и воспитывать Раечку.
– Ты знаешь, кого я встретила? – сказала Василиса, ложась спать.
– Ну и кого? – заинтересовался муж.
– Представь себе, своего бывшего, – призналась жена.
– И как прошла ваша встреча?
–Да я торопилась на автобус, а он пытался меня удержать. Говорил, что по-прежнему любит и пообещал меня вернуть.
– Ты, наверно, обрадовалась? – съязвил Мирон.
– Ты что, глупенький? Я так счастлива с тобой. У нас есть Раечка и скоро ещё… – не договорила она.
– Что ещё? – не понял муж.
Василиса замялась, а потом призналась, что, кажется, у них будет наследник. Мирон обрадовался последней новости и велел Василисе срочно провериться у гинеколога, а сам стал подыскивать строителей. Плотники нашлись быстро. Это была маленькая бригада из трёх человек, которая ремонтировала корпус на ферме. После корпуса они зарабатывали строительством бань и ремонтом частных домов. Договорившись с бригадиром Сергеем, Мирон решил зайти на работу к Василисе, чтоб поделиться новостью. Был конец рабочего дня, и Василиса уже с одетыми ребятишками на игровой площадке поджидала их родителей. Почему-то рядом с ней стоял тракторист Алёшка. Увидав Мирона, он быстро покинул площадку и удалился в противоположную сторону.
– Что это он вдруг болтается тут? – поинтересовался Мирон.
– Да вот, объяснялся в любви, – призналась Василиса.
Мирон не сразу понял, шутит жена или говорит правду.
– Да, да, этот бедолага объяснялся в любви, и уже не первый раз, – подтвердила она.
– А ты что? – спросил Мирон.
– А ты как думаешь?
Мирон пожал плечами.
– Я же не могу его прогнать.
– Наверно, тебе приятно?
– У тебя как с головой-то? За кого ты меня считаешь? – всерьёз возмутилась цыганка.
– Ладно, успокойся, я пошутил, – признался Мирон.

***
Ребятишек забрали подошедшие родители, и примирившиеся Букиревы пошли домой.
Не успели они раздеться, кто-то постучал. Это был цыган, который когда-то предлагал Мирону бензопилу.
Мирон пригласил незваного гостя в дом.
– Ты зачем припёрся? – строго спросила Василиса.
– Ладно, успокойся, – сказал Мирон. – Давай будем ужинать, а вы раздевайтесь, – обратился он к цыгану, догадываясь, кто это к ним пожаловал.
– Это кто? – спросила Раечка, прижавшись к маме.
– Это дядя Миша, – пояснила Василиса.
– А он хороший? не унималась девочка.
– Ладно, доченька, помоги маме накрыть на стол, – прервал её Мирон, – сначала человека надо накормить, а уже потом всё остальное.
Цыган, молча, снял шапку, куртку, ботинки и прошёл в комнату. Мирон достал из шкафа бутылку и пригласил гостя за стол.
– Давайте, Михаил, выпьем за знакомство, меня Мироном зовут, – сказал хозяин, наливая рюмки.
Цыган без слов выпил и закусил, но по всему было видно, что он очень волнуется. Его чёрные глаза буквально зыркали то на Василису, то на Раечку, то на Мирона. Хозяин налил ещё.
– Может, хватит? – нарушила гнетущую тишину Василиса.
– Не волнуйся, дорогая, мы больше не будем – успокоил её Мирон и, обращаясь к гостю, сказал:
– А вы ешьте, ешьте.
Прошло минут пятнадцать. Раечка, съев творог и выпив чай, ушла в свой уголок и, листая книжку, вполголоса, как в садике, стала напевать:
– Муха, муха, цокотуха
Позолоченное брюхо…
– Ну, теперь позвольте спросить о цели вашего визита, – спокойно и всё так же вежливо сказал Мирон.
– Я приехал за Василисой, – несмело, слегка заикаясь. произнёс цыган.
– Это как понимать? – удивлённо спросил Мирон.
– Я её люблю и не могу жить без неё.
Василиса вся передёрнулась и хотела возразить, но Мирон жестом успокоил её и спросил:
– А мы с Раечкой, думаете, не любим нашу мамочку?
Михаил молчал, а Василиса уже спокойно спросила:
– А что, Зару ты уже не любишь? Она родила тебе кого-нибудь?
– Нет, не родила, и мы с ней уже не живём, – признался Михаил.
– Ты её тоже колотил, как меня? – не унималась Василиса.
– Ну, извини. Это ведь случалось только по пьянке.
– Так ты трезвым-то почти не бывал. А как твоя родня издевалась надо мной, всяко ругая меня, что не могла родить. А выходит, дело не во мне. Сколько раз я посылала тебя к врачу, а ты только знал кулаками размахивать. Вон у нас с Мироном какая красавица растёт и ещё будут. Мирон по настоящему любит меня, заботится обо мне, защищает меня, и я буду любить только его до самой смерти.
Маленькая Раечка отложила книжку и снова вернулась к столу. Широко раскрыв глаза, она внимательно слушала взрослых.
– Дядя Миша плохой, – заключила она и снова ушла в свой уголок.
– Ну, Михаил, как видите, к сказанному мне уже добавить нечего – сказал Мирон и, помолчав, добавил: – Если вы действительно любите Василису, то пожелайте ей счастья, а я постараюсь, чтоб это пожелание сбылось.
Михаил приехал в деревню с воинственным настроением. Он был уверен, что вернёт свою бывшую работящую, терпеливую и красивую жену, но после такого приёма он был просто обезоружен.
– Спасибо за угощение, – сказал цыган и вышел из-за стола.
Медленно одеваясь, он ещё зачем-то тянул время.
– Ты, правда, обратись к врачу, может, помогут, – уже спокойно сказала подошедшая Василиса, – а обо мне забудь. Во мне проснулись русские корни. Здесь в деревне я нашла своё счастье. Теперь я не гадаю, не торгую, а работаю воспитателем в садике. Я люблю детей, и дети любят меня. Храни тебя Бог – сказала она и перекрестила бывшего мужа.
– Будь счастлива – сказал Михаил и вышел из избы.

***
В выходные дни строители стали разбирать крытый двор. Хорошо, что Мирон был дома, иначе всё бы свалили в одну кучу.
– Осторожно, не бросайте шифер, он мне ещё пригодится! – кричал Мирон мужикам, разбиравшим крышу.
Когда приступили к строительству, Мирон почти каждый вечер возмущался, что строители делают не- правильно. А те в свою очередь говорили, что работают не первый год и всё делают как положено.
Букирев за последние полгода столько перебрал литературы по строительству, что мог заменить иного прораба. Он аргументировано доказывал свою точку зрения и, если это было очень серьёзно, добивался переделки.
– Хоть рассчитывайся с работы, – говорил он жене. – За этими мастерами глаз да глаз нужен, а то построят тяп-ляп.
Ещё зимой ему обещали больше платить в СПК, но недавно он узнал, что ему, ссылаясь на кризис, даже уменьшили заработную плату. Он психанул и подал заявление на расчёт.
Проходя мимо садика, он встретил Алёшку- тракториста. Другой раз он, наверно, прошёл бы мимо, но сейчас ему надо было на кого-то вылить своё возмущение.
– Ты чего тут ошиваешься? – спросил он, взяв Алёшку за грудки.
– А чё? А чё? – затвердил тот, моргая глазами.
– Тебе что, тогда на вечере мало показалось? – спросил Мирон.
Алёшка ничего не помнил про тот случай, и пришлось ему объяснять, что, если он ещё вздумает приставать к Василисе, Мирон набьёт ему морду.
– Ты хоть что-то понял?! – строго спросил Букирев, встряхивая не совсем трезвого тракториста.
– Понял, понял, – хлопая глазами, боязливо ответил тот.
Василиса впервые видела таким расстроенным своего мужа. Чтоб успокоить его, она сказала:
– Ну и ладно, деньги пока у нас есть, а не хватит, Коля обещал помочь.
Теперь Мирон постоянно следил за строителями, и они поняли, что с ним лучше не спорить. Сам он в основном занимался огородом и постепенно разбирался со штабелями, в которые был сложен бывший крытый двор.
После очередной поездки к гинекологу, Василиса сказала, что у них будет мальчик, и Мирон запретил ей возиться с грядками. Правда, эти запреты плохо действовали на неугомонную женщину. Мирон распилил и расколол на дрова брёвна от бывшей конюшни, пустил на топливо и разные полугнилые доски. Но разделывать на дрова простоявший долгие годы на сваях из лиственницы амбар ему было жалко.
– А что, Василёк, может, попробуем разводить какую-нибудь живность? – сказал он жене, выбрав участок, где можно из брёвен амбара собрать неплохое помещение.
Они долго разговаривали на эту тему, но так и не решили, кого им лучше всего приобрести. На следующий день Василиса от поварихи садика узнала, что где-то в районе разводят очень крупных индюков.
– Надо позвонить Ираиде, чтоб она пошарила по интернету, – предложил Мирон.
Примерно через неделю после разговора с сестрой к дому подъехала машина. Из неё вышли Георгий и Ира. Они достали из багажника большую коробку, в которой пищали странные цыплята.
– Вот тут дюжина индюшат, – сказала Ира. – Два наши, а десять ваши. Кормите, растите и разводите.
Василиса с Мироном даже растерялись, но Ира дала им листочек с инструкцией по разведению индюков и сказала:
– Не боги горшки обжигают. Дней десять подержите их в коробке, а потом надо сделать какой-то ящик.
– Да мы сейчас сколотим, – вмешался Георгий. – Вон сколько досок валяется.
Индюшат пока занесли домой, и установили над ними электролампочку, от которой, кроме света, исходило тепло. Раечка устроилась рядом с коробкой и внимательно наблюдала за забавными существами. Испуганные переездом и переноской малыши, скоро успокоились и, собравшись в кучку под лампочкой, заснули.
Учитывая, что это не куры, а индюки и, как сказали, довольно крупные, ящик сделали просторным. Одну стенку сделали из трёх старых оконных рам. Пологую крышу покрыли старым шифером. С торца сделали дверцу, через которую можно даже человеку заходить внутрь.
Мирон рассказал Георгию, что собирается из амбара собрать помещение для птиц. Чтоб спасти птиц от орудующей в окрестности американской норки, Георгий посоветовал помещение поставить на фундамент.
– Залей фундамент, пусть неширокий, но поглубже. Ещё заготовь мох, и мы с тобой за пару дней соберём отличный птичник, – сказал Георгий.

Прошло полмесяца с начала строительства дома, и Мирон Сергею в присутствии бригады выплатил первый аванс.
– Откуда у тебя столько денег? – спросил недалёкий, но с богатырской силой один из строителей.
– Да ещё зимой ограбил банк, – не задумываясь, пошутил Мирон.
Глаза у мужика приобрели круглую форму. Видимо, он не понял шутку и испуганно что-то прошептал стоящему рядом товарищу. Когда строители ушли, Мирон сам задумался над своей судьбой.
– Что было бы, если в его жизни не появилась эта загадочная цыганка, утверждающая, что обладает какими-то особыми способностями, – подумал он. – Ведь за всё время, пока они вместе, он так и не спросил, что это было в той тряпке, когда она изгоняла порчу. Или на самом деле какой-то гад, или так умело она разыграла его. Сейчас это было совсем не важно. Несмотря на то, что Василиса была намного моложе его, он постоянно испытывал её материнское тепло и заботу. В то же время ему доставляло удовольствие оберегать эту прекрасную женщину, выполнять её прихоти и, конечно, наслаждаться ею, сливаясь в единый любовный организм. А какую чудную дочку она подарила ему! И, кажется, ещё будет сынуля. Неожиданно свалившееся наследство – это, конечно, хорошо, но и без него у нас всё получалось складно. Ведь не зря говорят, что с милым и в шалаше – рай. Подремонтировали бы бабушкин дом и жили бы в нём в любви и согласии.»
Да, если бы не Василиса, он, наверняка, бы еле сводил концы с концами и, возможно, сутками, как овощ, валялся бы на диване.
Ему даже стало жутко от такого варианта...

Предыдущая часть повести Е.И.Старкова "Цыганочка" была здесь.
Продолжение - здесь.

Дзен-версия здесь...
Tags: Деревня, Литература
Subscribe

Posts from This Journal “Деревня” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment